Виктор Беликов (Россошь). ОН НЕ ЛЮБИЛ ГЕРОЙСТВА ПОКАЗНОГО

Живые герои совсем не похожи на вымышленных, книжных, а поэтому малоизвестны и ничем не выделяются среди простых смертных. Разве мог я, сельский мальчонка из деревни Новопостояловки, предположить в тот первый послевоенный год, что мой сосед Василий, сын деда Сереги Скоробогатько, вернувшийся недавно с войны, и есть настоящий герой. Я с восхищением наблюдал, как ранним июльским утром Василий, выйдя во двор, богатырски разминался пудовой гирей, подтягивался на ветке груши, как на турнике, а потом, играя бицепсами, долго и с удовольствием обливался водой из колодца, прямо из ведра, довольно фыркал и подмигивал нам с Иваном Бульбой, наблюдавшим за ним через плетень. А вскоре забрал он всё семейство: кашляющего, травленного газами в первую мировую отца – деда Серегу, брата Петька и сестёр – и отправился в далёкую Восточную Пруссию, под Тильзит, обживать те земли, которые недавно освобождал от фашистской чумы.

Вместе с ними уезжали мой дядя Егор с семейством, а я увязался провожать их до Россоши. Волы тащили по пыльному шляху бричку, груженную скудным домашним скарбом, а мы, пацаны, – я, Петько и брат мой Гришка, обгоняя волов, играли в цветущих подсолнухах, стоявших вдоль дороги. Сияло солнце, с широких листьев капала роса, а Василий Скоробогатько, прикрыв голову широким листом подсолнечника, упруго вышагивал вдоль обочины – ладный, крепкий, молодой... Таким он запомнился мне, и когда, много лет спустя, беседуя с ним, я напомнил ему этот день, он оживился, удивляясь, что я запомнил эти цветущие подсолнухи.

– А для меня подсолнухи памятны другие. Я едва не отдал Богу душу среди таких же. И он, обычно молчаливый и не очень общительный, вдруг начал вспоминать, как 7 июля 1942 года возвращался из Россошанского райвоенкомата, где (после неудачной попытки перейти линию фронта, пробраться за Дон) целую неделю обивал порог со своими сверстниками, требовал отправки на фронт, а их всё не брали, всё откладывали. Во дворе военкомата и услышали, что немцы уже ворвались в Россошь и перекрыли мосты. Василий пробрался к маленькому мостику через Сухую Россошь, но и на нём уже горела подбитая полуторка. Едва Василий и ещё два мужика и женщина перешли вброд возле мостика, как поверх их голов ударили пулеметные очереди. Немцы под перилами большого моста установили пулемет и забавлялись, гогоча и улюлюкая.

Лёжа на открытом лугу под огнем, Василий и его спутники мечтали добраться до огородов, где пышно цвели подсолнухи, в которых можно было скрыться. Женщину немцы пропустили, один мужчина был застрелен при попытке перебежать. Василия пуля догнала уже в подсолнухах — прошила вдоль позвоночника.

– Знаешь, в каких боях потом ни бывал, какой ад прошёл, были раны и царапины, но эта самая тяжелая. Ночью меня подобрали родичи и отвезли в хутор Кудлай, возле Комсомольского Ольховатского района, к сестре Федосье. Она меня прятала от немцев и выхаживала, Дома оставаться было нельзя. Комсомольца-учителя немцы наверняка расстреляли бы. Можешь представить, как рисковала сестра. Расстреляли бы и её, и меня, и всё семейство.

Я тогда только что окончил Россошанское педучилище, правда, после третьего курса успел поработать в одной из ольховатских сельских школ учителем, добивался, чтобы взяли в армию, но получилось видишь как…

Все месяцы оккупации провалялся на койке, по-новому учился ходить, и когда пришли наши, сразу же ушёл на фронт. — Видимо, я все же везучий. Когда под Харьковом разбомбили немцы наш эшелон, я выскочил из вагона, распластался на земле-матушке, а фашистский штурмовик «утюжил» нас, необстрелянных юнцов. Сколько ребят погибло зря! А я – в сорочке родился. Пули ударили между руками и головой, пробили оба рукава, но даже не оцарапали.

Пришлось повоевать и автоматчиком в танковом десанте. Ты не воевал, потому не знаешь, что это такое танковый десант. Но если из десятка ребят оставалось в живых трое-четверо – это уже была удача. Я уцелел, и даже серьезно ранен не был, хотя никогда не прятался. Да и где там спрячешься?

...Памятен Василию Скоробогатько бой под Безлюдовкой. Наша атака захлебнулась. Вражеские пулеметы уложили наших солдат на снег. Ни бугорка, ни кустика. Чуть шевельнешься, как по тебе начинают бить из пулемета и автоматов. Лежишь живой мишенью на снегу. Почти все ребята погибли, а Василий с лейтенантом успели саперными лопатками зарыться в снег и били из этого окопчика по врагу. Держались до темноты, а потом перебежали к своим, обмороженные, но живые.

И еще был подобный же случай. Только пришлось лежать с минометом за спиной. Вражеский снайпер бил прицельно. Попал в ботинок – прострелил стопу. Вещмешок был пробит в пяти местах. Но Василий снова остался жив: он закопался в пахоту, а вечером под минометным огнем врага ушёл. И вовремя, ибо немцы потом ходили и добивали тех, кто был ранен, кто не нашёл в себе силы встать под вражеским огнем.

Первый свой орден Славы Василий получил в бою за Сандомирский плацдарм. Он воевал тогда в составе 5-й армии Первого Украинского фронта, командовал минометным расчетом. В книге «Кавалеры ордена Славы» (Центрально-Черноземное книжное издательство, г. Воронеж, 1969 г.) рассказывается: «Отличился Василий Скоробогатько на Сандомирском плацдарме. На одном из участков немцам удалось оттеснить наши подразделения. Был получен приказ отойти. Но минометный расчет Василия Скоробогатько имел хорошую огневую позицию и большой запас мин. И он принял бой. Густые цепи наступавших фашистов значительно поредели от точного огня минометов. К тому времени, когда запас мин кончился, наши подразделения успели перестроиться, получить подкрепления и вновь занять свои позиции».

Рассказывая об этом бое, Василий Сергеевич назвал его настоящим адом. В устах человека, не любящего много говорить, это звучало убедительно.

О подвигах, тем более о личных, Василий Сергеевич говорить не стал, категорически.

— Какие там подвиги? Воевали, как положено, да и жить хотели, молодые были. Дури хватало, перешагивали через страх. Операция выполнена — павшим вечная слава, а выжившим — ордена, в том числе и Славы. Мне везло, я выжил.

О других подвигах Скоробогатько Василия рассказала книга «Солдатская слава», выпуск 5, Воениздат, 1981 года: «В начале 1945 года в ходе Висло-Одерской операции в районе населенного пункта Маршавиц отличился расчет гвардии сержанта Скоробогатько. Точными попаданиями Василий один за другим разбил три пулемета, которые представляли наибольшую опасность.

За этот подвиг гвардии сержант Скоробогатько приказом по войскам 5-й гвардейской армии был награжден орденом Славы II степени.

В последние дни войны ожесточенные бои разгорелись на подступах к Дрездену.4 мая в районе высоты 168,0 при отражении сильного контрудара противника расчет гвардии старшего сержанта Скоробогатько подавил два пулемёта и уничтожил около трёх десятков гитлеровцев. В ходе боя миномётная рота оказалась отрезанной от полка. Минометчики заняли круговую оборону.

Когда гитлеровцы, рассчитывая на лёгкую победу, ворвались на огневую позицию, Скоробогатько поднял гвардейцев в контратаку. В результате яростного боя враг был отброшен. Василий уничтожил семерых гитлеровцев.

За этот подвиг старший сержант Скоробогатько был удостоен ордена Славы I степени».

О том, что их земляк – полный кавалер ордена Славы, новопостояловцы узнали уже в середине шестидесятых, и то из упомянутой выше книги «Кавалеры ордена Славы». Домашним он настрого наказал о наградах не распространяться. Вряд ли знали об этом постояловцы и ольховатцы, хотя после возвращения из Калининградской области Василий Сергеевич несколько лет проработал учителем, а потом и директором Постояловской семилетки.

Беспокойный, неусидчивый характер увёл снова Василия Сергеевича далеко от родных мест. Более двадцати лет проработал он завучем в железнодорожной средней школе на станции Крымская Краснодарского края. Жизнь сложилась нелёгкая: старший сын Саша, умница, красавец, будучи студентом института, заболел тяжелой душевной болезнью. Много духовных и физических сил, терпения, родительской любви, силы воли потребовалось Василию Сергеевичу и его супруге в мирное время. А тут ещё один страшный удар. Уже в наши дикие времена дочь Люся ушла на работу и не вернулась, навсегда растворилась в ядовитом тумане демократической ломки. Где только её ни искали, куда только ни писали – бесполезно.

Герой-солдат, учитель-математик, не только все ясно видел и предвидел в этой ломке, писал об этом в одном из последних своих писем сестре Тоне и брату Петру. Но что его родная дочь пропадет без вести в мирное время, конечно же, и в страшном сне не мог предвидеть. Это надломило стальную волю и крепкое здоровье Солдата.

И я преклоняюсь и перед этим его тяжелым подвигом не меньше, чем перед подвигами ратными.

Довелось мне встретиться с Василием Сергеевичем и совсем необычно. Ожидая поезда в Краснодаре, я бродил по городскому парку и набрел на мраморную стелу, где высечены имена краснодарцев, Героев Советского Союза и полных кавалеров орденов Славы. И вдруг читаю: «Скоробогатько Василий Сергеевич...» Странное было ощущение – и гордость, что земляка моего помнят в иных краях, и боль, что на родине мало чтут. Сдавило горло.

Вопреки запрету Василия Сергеевича, я в семидесятые годы всё же написал о нем в россошанской районке, а в 1993 году и в ольховатской газете писал о нём ко Дню Победы как о живом, не зная, что уже месяц, как ушёл он на вечный покой, отдав все силы, всё своё мужество и ум любимой родине, которая для него была так же дорога, как рано умершая мать, как овдовевший отец-солдат, один поднимавший их, шестерых детей.

Василий всю жизнь помнил этот жизненный подвиг отца, помнил подвиг своей сестры Федосьи из маленького хутора Кудлая, подвиг, который на весах высшей справедливости весил ничуть не меньше ратных подвигов героев. Героев настоящих, не книжных, скромных и незаметных, но составляющих основу нашей державной крепости и силы.

Рад, что в его родной Новопостояловке и в Галерее героев в Россоши появились и мемориальные доски, и бюст которые увековечили подвиг полного кавалера ордена Славы, настоящего Героя-солдата. Новопостояловским и россошанским учителям не надо рыться в книгах, отыскивая имена настоящих героев. Они жили рядом. А чтобы о них помнили вечно, это зависит от нас.


Яндекс.Метрика
статистика-