Николай Ряснянский (Репьёвка). ЗАРОЖДЕНИЕ КОМСОМОЛА В СЕЛЕ КРАСНОЛИПЬЕ И ХУТОРЕ ДУБИНИНЕ

 

Ряснянский Николай Иванович,

секретарь парткома

колхоза им. Куйбышева

 (1969 – 1986 гг.),

 директор Краснолипьевского

народного краеведческого музея

(1988-2006 гг.),

 председатель совета ветеранов

войны и труда с. Краснолипье

(1988 – 2016 гг.).

Награжден двумя орденами

Трудового Красного Знамени, шестью медалями.

Почетный ветеран Воронежской области.

Не остановить бег времени, которое уносит с собой людей и события, их совершивших. Приходят новые поколения, они продолжают начатое своими предшественниками, часто не зная их имен и их судеб. Но это естественно и справедливо.

И все же человек никогда не был беспамятен. Самые яркие и счастливые моменты, самые горькие события, самые важные дела становились фактами истории, увековечивая имена своих участников. Об одних из них узнавал весь мир, о других — лишь маленький населенный пункт.

И вот в преддверии большого праздника, посвященного 100-летию комсомола, хочется рассказать о людях, которые стояли у истоков этого молодежного движения в селе Краснолипье и хуторе Дубинине.

Село Краснолипье и хутор Касьянов (ныне Дубинин) всегда отличались своей революционностью. Здесь воспитывались и закалялись стойкие борцы за власть Советов. Началом активной революционной борьбы была деятельность Василия Ивановича Дубинина. Его дочь, Александра Васильевна, рассказывала, что он, еще учась в земской школе, стал интересоваться революционной литературой. Разумеется, книги были запрещенными, но он тайком читал их сам и давал своим самым надежным товарищам. Как ни старался быть осторожным, однажды учительница, которой было велено следить за своими воспитанниками, заметила подпольную литературу. Это вызвало большой переполох в школе. Еще бы: дети интересуются революционными идеями. Книги были отобраны у Василия, а сам он отправлен в Репьевскую полицию. Там его допросили, долго добивались, кто дал ему эти книги, но безрезультатно. На вопросы отвечал молчанием. В связи с несовершеннолетием его отпустили домой.

После окончания школы Василий еще активнее стал вести революционную работу в своем хуторе, который носит сейчас его имя, получив задание от революционно настроенных солдат, вернувшихся с фронтов первой мировой войны, создать в хуторе молодежную организацию. Он ее создает и сам возглавляет.

Слухи о подпольной работе в хуторе и среди населения близлежащих сел дошли до местных властей. Василий снова арестован и отправлен в Коротоякскую тюрьму. После освобождения он уезжает в Донбасс, вступает в партию большевиков и продолжает вести революционную работу среди горняков и металлургов.

После победы Великого Октября В. И. Дубинин возвращается в родной хутор, чтобы по-новому организовать жизнь людей, открыть им глаза на преимущества родной власти, вести борьбу за ее утверждение на селе. Он входит в состав Краснолипьевской партячейки. Днем рождения партийной организации является 18 декабря 1919 года. В этот день состоялось первое собрание коммунистов села. Партячейка объединяла 20 членов и 8 кандидатов в члены РКП (б).

Вскоре после организации ячейки все коммунисты села добровольно вступили в ряды Красной Армии и ушли на фронт. В боях большинство первых коммунистов села Краснолипья погибли.

Сложные задачи встали перед крестьянами после окончания гражданской войны. Бедняки, получив землю, не в силах были ее обрабатывать. Большие трудности встретились на пути преодоления культурной отсталости, неграмотности крестьян.

В начале 1920 года была организована и комсомольская ячейка. В своих воспоминаниях один из первых комсомольцев села Михаил Алексеевич Клевцов называет имена комсомольцев-активистов: Михаила Ефимовича Переверзева, Ивана Михайловича Дегтярева, Николая Алексеевича Попова, а также К.И. Рыжкова, В.П. Сахарова, И.М. Аралова, И.Н. Ермолаева. Работу комсомольской ячейки направлял коммунист Дмитрий Николаевич Клевцов. Он же являлся пропагандистом в политкружках.

Появились и первые кружки художественной самодеятельности. По воскресеньям в сельском клубе показывали спектакли. С успехом шли пьесы «Борьба за волю», «Бедность – не порок», «Горе от ума», «Гроза». И пусть эти постановки были несовершенны, они привлекали в клуб много людей, особенно молодежь. Для сельских активистов было законом - перед каждым праздником, в том числе и народным, в клубе проводить тематические вечера.

Начали работать и школы ликвидации неграмотности.

Коммунисты и комсомольцы в то время уделяли много внимания антирелигиозной пропаганде. В канун пасхи, рождества и других праздников в клубе проводились вечера. На сельском сходе в 1931 году было принято решение закрыть церковь.

Своими делами комсомольцы сразу же завоевали авторитет у односельчан. Под руководством коммунистов они вели политическую пропаганду, стремились доказать преимущества нового строя.

Весной создавалась бригада по подготовке семян к посеву. Они очищали семена, которые крестьяне-единомышленники с большой охотой возили на обработку. На добровольных началах комсомольцы приводили в порядок полевые колодцы, которые так необходимы были во время земледельческой страды. Комсомольцы обрабатывали земельный участок комитета взаимопомощи площадью в 20 гектаров и получали с него более высокие урожаи, чем крестьяне со своих наделов.

В Касьянове функционировала отдельная хуторская комсомольская организация. Любимицей и вожаком молодежи двадцатых годов была Елена Яковлевна Дробченко. Она работала в школе пионервожатой, потом почтальоном. Хорошо играла на гитаре, пела, плясала.

В то время хутор относился к Скорицкому сельскому совету. Телефонов не было. Елене Дробченко, как активисту сельской молодежи, приходилось часто доставлять сведения в любую погоду летом и зимой и возвращаться домой озябшей, в промокшей одежде. Впоследствии это сказалось на ее здоровье.

В тридцатые годы Елена Яковлевна выезжает в Донбасс, устраивается работать уборщицей в магазин. Но комсомольская закалка не позволила ей просто так работать. Ее заметили и вскоре назначили заведующей магазином. В начале Великой Отечественной войны она возвращается в родной хутор.

Продолжателем ее комсомольских дел в тридцатые годы стала другая Елена - Елена Михайловна Неровных. В своих воспоминаниях Елена Михайловна рассказывает: «Это были напряженные тридцатые годы. Во всех делах опорой старших была молодость. Комсомольцам давали трудные поручения, но нужные. Надо было за 20 и более километров в других селах проводить работу. Машин и мотоциклов тогда не было, ходили пешком, но поручения выполняли добросовестно. Материально жили трудно, но учились на рабфаках, на курсах. Сама я училась в Острогожске на кооперативных курсах. Окончила их, но продавцом работать не пришлось. Во время учебы питались плохо, в помещениях, где учились и жили, было холодно. Домой из Острогожска ходили пешком. После учебы — опять в хутор. Опять работа в колхозе...».

Молодежь занимала активную позицию во всех трудовых делах хуторян, а по вечерам вела идеологическую и культурно-массовую работу. Высокую оценку дают сегодня старожилы хутора делам тех лет. Там, где комсомольцы, — порядок и инициатива, а за ними и практические дела.

Днем работали все, а в ночь больше посылали молодых. По несколько дней приходилось жить в поле, не бывая дома. Зарабатывали по 600-700 трудодней, на которые получали пшеницу, рожь, арбузы, мед, просо и деньги. Получали мало, но работать старались.

На полях машин и комбайнов не было. В основном в то время работы выполнялись вручную. Пахали на волах и лошадях, косили зерновые вручную крюком и конной косилкой, а женщины и подростки вязали снопы и сносили в копны. Копна состояла из четырех крестцов, а в каждом крестце — по пятнадцать снопов (в Краснолипье в каждый крестец клали по тринадцать снопов).

На уборке зерновых было организовано соревнование. В то время в хуторе в одном звене почти все женщины были Масюковы. И вот три из них - Ксения Митрофановна, Александра Дмитриевна и Варвара Ивановна - за день вязали по 30 копен каждая.

Елене Михайловне Неровных в ту пору было 16 лет. Однажды во время ночной уборочной работы она разрезала снопы на молотилке, стояла высоко на специальной площадке и по неосторожности упала. Оказался поврежден позвоночник. В больницу не обратилась, пыталась продолжать работать. Болезнь прогрессировала и позже приковала ее к постели. Спустя десятки лет она почувствовала, что у нее отказывают ноги. Всю жизнь она была полна оптимизма, всегда чем-то занята. Читала газеты, делала из них целые подборки вырезок, слушала радио, интересовалась современной жизнью. До конца жизни она сохранила светлый ум, щедрое сердце. Все ее воспоминания связаны с работой в комсомоле.

Рано заболела и Елена Яковлевна Дробченко. Злые люди иногда шептались в адрес активисток комсомола, ярых атеистов, что, дескать, их сам Господь Бог наказал. Но дух этих женщин и этим не был сломлен. Жила Е. Я. Дробченко одна. Во дворе всегда идеальный порядок, в ее маленькой хате — все на своих местах. Кругом много интересных и красивых вышивок. Она шила и любила заниматься рукоделием.

Главное в воспоминаниях Елены Яковлевны и Елены Михайловны - их деятельность в рядах Ленинского комсомола, их трудовая и общественная деятельность - и днем, и ночью, и в холод, и впроголодь.

До нашего времени дошли имена комсомольцев тех лет: Степана Григорьевича Носачева, Пелагеи Яковлевны Потуданской и ее брата Сергея Яковлевича, Ивана Васильевича Синицина.

Шли годы. Мужал и комсомол. На полях появлялась мощная техника, произошло объединение колхозов Куйбышева и Дубинина в единый - имени Куйбышева. Стала единой и комсомольская организация.

По-разному, наверное, сегодня можно оценивать деятельность комсомольцев тех лет. Но одно бесспорно: люди того поколения, их дела – все это уже наша история. А история — это и успех, и ошибки. Ее нужно знать, чтобы использовать накопленный опыт.


Яндекс.Метрика
статистика-