Виктория Евсеева (Богучар). МНЕ СНИТСЯ, ЧТО Я ПРИЕЗЖАЮ НА БАМ

Я учусь в 9 классе МКОУ «Лебединская СОШ». Решила написать о комсомолке, участнице великой стройки БАМа, моей родственнице – Курганской Галине Вениаминовне.

Байкало-Амурская железнодорожная магистраль проложена в суровых краях Сибири и Дальнего Востока,   сквозь тайгу и горные хребты,  по болотам и вечной мерзлоте. Строительство БАМа – это новый замечательный трудовой  подвиг нашего народа.  В нем слились воедино мужество и трудовой энтузиазм строителей, смелость технических решений и единство действий десятков тысяч людей, воодушевлённых высокой патриотической целью и комсомольским движением.  За  несколько  лет уложено более пяти тысяч километров железнодорожных путей, построено огромное количество  сооружений, автомобильных дорог,  выросли новые города и поселки. БАМ строила вся страна, его справедливо называют трассой дружбы и братства. Её строили представители семидесяти национальностей нашей страны. Многие откликнулись на призыв партии  и комсомола  поучаствовать в стройке века.

Комсомольцы повсюду проявляли свою горячую инициативу, энергию, почин, «живинку». Охваченные благородным порывом молодые люди учились не просто строить дорогу,  но и быть хозяевами земли, прочно  и надолго обживать её.

 

Как всё начиналось.

Галина Вениаминовна Курганская, комсомолка,  моя родственница, живущая в нашем селе – Лебединка,  рассказала, как участвовала в этой великой стройке. Она приехала на БАМ, когда ей было 27 лет, осенью 1982 года.  Муж, Александр Сергеевич, к сожалению, его уже нет с нами,  приехавший туда в июне, нас же ожидал. Муж у неё был шахтером, имел специальности взрывника, проходчика, комбайнера.  Они поехали вслед за своими друзьями, хотели посмотреть мир, поучаствовать в великой стройке, и заодно, улучшить  материальную сторону жизни. Попасть на БАМ было сложно – слишком много желающих. Им помогли в трудоустройстве  знакомые и друзья из украинского городка Червонопартизанска, где они жили раньше,  и  очень  востребованные  специальности мужа. Так же, их привлекло то, что после трёх лет работы на БАМе выдавали автомобиль. Они в итоге заработали три машины. Первой была  «четверка», которую получили  в г. Москве.

 

Бытовые будни.

Муж  устроился в 21 тоннель,  работы по моей специальности – учитель математики, не было,  рассказывала Галина Вениаминовна. Поэтому  вынуждена была пойти работать на овощебазу, затем техником горючесмазачных веществ на автобазе. Уже там,  дочь Наташа пошла в первый класс, сын Сергей оставался ходил в детский садик. В поселке  Тоннельный, жили сначала в общежитии, затем построили дом из балок, деревянных брусьев и подручного материала. Внутри помещения сначала обклеили картоном, а потом – обоями,  постоянно его  благоустраивали до вселения в  1985 году  в щитовой дом.

Отопление местное, в жилье, было электрическим, топили обогревателями или вставляли в батареи кипятильники.  Год спустя Курганская Г.В. устроилась на работу по специальности – учителем математики и физики в школу рабочей молодёжи. В то время политика партии СССР состояла в том, что бы каждому  гражданину дать среднее образование, поэтому после работы молодёжь шла в вечернюю школу. Супруг же её работал на одном из самых сложных участков – строил 15-километровый Муйский тоннель. Его труд был опасен, могло случиться всякое, однажды тоннель даже затапливало радоновыми водами, были случаи завалов при взрыве газов, метана. Климат там был «хороший» - морозы до 50 градусов. До пуска железной дороги, из одного населенного пункта в другой,  добраться можно было лишь на попутках, а частенько ездили на консультации по работе за 50 км от дома. Но, не смотря на все сложности, это было самое лучшее время в её жизни, так считает Курганская Галина Вениаминовна. На БАМе было много развлечений: хороший Дом культуры, библиотеки,  бассейн, действовали разнообразные кружки по интересам. А какие заливали катки! В общем, жизнь кипела. Но самое главное – они были молоды, энергичны и полны надежд на светлое будущее, - рассказывала Галина Вениаминовна.

 

Свет в начале тоннеля. Уоян – Северомуйск. 520 – 560 км.

Бурятский участок на БАМе называют барьерным. Шесть здешних тоннелей как шесть барьеров, и среди них Северомуйский – самый протяженный  в стране – 15 км 335 метров. Впрочем, барьерами были не только высокие и неприступные, как крепости, горы,  но еще и активная сейсмика. Буквально рядом с притрассовой дорогой бьют из-под сугробов горячие ключи – «живые недра» планеты здесь чуть не сразу под вечной мерзлотой.  На бурятском участке БАМа всё приходилось возводить с повышенным запасом прочности. Само расстояние было своеобразным барьером: бурятские километры магистрали наиболее удалены от развитых центров, действующих железных дорог и баз снабжения. На 520-м километре эстонский отряд построил станцию Уоян – на местном наречии «тихая вода». Поселок вырос на берегу Верхней Ангары. Вся длина этой реки – чуть больше 500 километров. Летом по ней можно подниматься километров на 300 на лодке или катере, не встречая даже перекатов.  А наш поселок , Тоннельный,  был построен   в  бесконечной тайге, среди  высоких гор и заболоченных равнин.  Они были поражены этим чудом, сотворенным человеком, отвоевавшим у вечной мерзлоты сносные условия для жизни.  Поселок Тоннельный находится   в 50-ти километрах от Уояна  на запад. Дорога начинает петлять по обрывистым краям перевала – они втягиваются на Северо-Муйский хребет. Проезжая на поезде можно увидеть, как причудливо изрезаны скалы в предгорьях Северо-Муйского хребта. Они похожи на фантастических зверей и птиц, другие – на башни, третьи – на гигантские лица и фигуры людей. А одна скала – её видно с железной дороги – у самого въезда в тоннель с северной стороны – точно памятник Чапаеву: смотрит легендарный герой на Восток, голова в папахе, усы топорщатся,  рука во взмахе… А вокруг красота – хребты затянуты массивами вечнозеленого  хвойного кустарника, кедрового стланика. Красота красотой, а выполнять работу надо было!

Каждый километр давался очень тяжело, решение  обойти хребет на этом  участке трассы было самым верным, но самым тяжелым.  Это невероятное, но единственно  допустимое решение бить тоннель протяженностью 15 км и 335 м.  В  СССР пробивать такие тоннели не приходилось, за границей были тоннели и подлиннее, но не было «отягчающих обстоятельств» Северо-Муйского Хребта.  Таких как: мерзлота, высокая сейсмичность, (т.е. подземных толчков),  подземные реки и озера горячей воды и другие сложности технического характера, понятных  только специалистам.  Северо-Муйский тоннель – не только  самое дорогое  инженерное  сооружение трассы, но и небывалое по сложности в мировой практике.   Местные жители говорили: «А и упрям, однако, русский человек!».

И, не без ехидства, размышляли, что двигаться в сторону тайги и хребта равносильно самоубийству!  Но они  проходили метр за метром, работали весь световой день, а особенно было сложно в 50-ти градусный мороз работать. Было решено пробивать тоннель с двух сторон, то есть,  пробиваясь навстречу друг другу с двух порталов – «входа» и «выхода».  На это могло уйти десятилетия, но помогли бывалые карагандинские шахтёры, расположившись прямо на «крыше хребта»,  принялись бурить  три вертикальных ствола, что бы добраться до оси хребта,  обеспечив  проходку со дна каждого ствола сразу на запад и восток.   Пробивать тоннель помогала немецкая техника – «ВИРТ», у нас такого не было, поэтому вместе с  немецкой компанией дорабатывали это устройство к  пониженным температурам. Свои вахты они иронично тогда называли «сантиметровками». Иногда шутили над друг другом: «пашет злее всех»  - т.е.  поставил рекорд,  прошел, допустим,  всего 112 см и 4 мл.  Трудно давалась каменная стена. Сверху капала вода, а снизу тёк горячий ручеёк,  так просачивается  влага из подземных разломов в хребте, из озера над тоннелем.  В забоях от потока горячей воды было жарко, работали в одних трусах, через 20-30 минут бегали под холодный душ охладиться.  Работали дружно, людей сплотили и выпавшие на долю страшные удары подземных стихий.  И высокая цель – здесь хорошо осознает каждый, что именно  в его  руках – ключи от всего БАМа.   

 

Жизнь после БАМа.    

Через восемь лет, в 1990 году, Галина и Александр Курганские вместе с двумя детьми вернулись на Украину, что бы устроить свою жизнь, так сказать, на большой земле.  Они заработали много денег, и были уверены, что их хватит и на квартиру, и на учёбу детям, но их ним планам не суждено было сбыться, потому что началась «перестройка».  Однако им всё же удалось кое -что приобрести за эти средства: полупроводниковый телевизор «Фотон» и кухонный гарнитур. Спустя шесть лет наши родственники переехали на малую родину – в село Лебединка.  Галина Вениаминовна устроилась в нашу школу учителем математики, где проработала много лет и вышла на пенсию. К сожалению, сейчас уже нет того поселка – Тоннельный, где прошли одни из самых счастливых лет жизни Галины Вениаминовны, когда закончились строительные работы,  его ликвидировали. Друзья разлетелись по Советскому Союзу,  кое с кем, поддерживаем связь  по интернету, в  «одноклассниках», говорит  она с сожалением. В 2014 году Галина Вениаминовна  получила почетную награду, утверждённую министерством транспорта России – медаль …

Глава администрации Богучарского района – Валерий Кузнецов торжественно вручил ей эту медаль.

«Часто вижу один и тот же сон. В нем я приезжаю на БАМ», - говорит Галина Вениаминовна. У неё сохранилась  большая книга про БАМ – «Навстречу времени. От Байкала до Амура.», подаренная ей выпускниками 10-го класса,  вечерней школы, в 1987 году. Так же у нее сохранилось много фотографий той, комсомольской юности на БАМе, которые  использую  для иллюстрации  своего  рассказа.  Каждый, кто прочитает мой рассказ, думаю проникнется  и ощутит величие свершения молодежи, комсомольцев,  принявших участие в стройке века.  БАМ останется в истории нашей страны ярким свидетельством  силы человеческой,  свершений эпохи развитого социализма.


Яндекс.Метрика
статистика-