Александр Попиков (кор. сайта). МИЛИЦИОНЕР ПРИСЯГАЕТ РАЗ

- Задумка такова: написать серию очерков о ветеранах милиции, которые в органы пришли по комсомольским путевкам, теперь в отставке, но продолжают активно помогать правоохранительным органам, занимаются общественной работой, - сказал начальник управления по работе с личным составом ГУ МВД Воронежской области полковник полиции Владимир Александрович Котов. Сделав многозначительную паузу, чтобы до меня в полной мере дошёл смысл и масштабы предстоящей работы, он завершил: «Считаю целесообразным, в первую очередь, подготовить материал о действующем председателе Совета ветеранов подполковнике милиции в отставке Владимире Ильиче Колтакове. Знаешь его?..»

Кто не знает Колтакова? Если речь обо мне, то его я знаю более 40 лет -  вместе работали в комсомоле. Мужское общежитие обкома ВЛКСМ по улице Станкевича, 1, где я жил в те годы, мы в шутку называли «офицерское казино». Колтаков появлялся   в общежитии довольно часто, мы были молоды, мечтали внести свой личный вклад в прекрасное будущее страны и, не жалея сил, работали на его скорейшее приближение.

Свободного времени практически не было, но, если уж оно выпадало, проводили его весело. Обсуждали новинки литературы, в ходу были «капустники», где мы в шутку разыгрывали из себя то кавалергардов, то гренадеров, то мушкетёров. Однажды, помнится, на распределении ролей мушкетеров Колтакову достался Портос, и на какое-то время это прозвище за ним закрепилось, хотя образ явно ему не подходил. И дело даже не во внешности (Колтаков чуть ниже среднего роста, голубоглаз, раньше - худощав). Просто в силу живости, общительности и задиристости нрава он больше смахивал на Д, Артаньяна. При встрече с ним в глаза сразу же бросались открытая улыбка и задорно вспушенные темно-русые волосы, слегка прикрывавшие уши согласно канонам модельной стрижки. С виду и по внутреннему содержанию это был эдакий романтичный герой, подвижный как ртуть, весь из себя положительный, доверчивый и… сентиментальный. Он  неплохо играл на баяне и гитаре, пел, писал стихи, что, зачастую, давало ему основание верховодить в компании. Молодежь шла за ним, в коллективе его все любили, особенно девушки.

- О Колтакове делаем материал как о руководителе Совета ветеранов. Так, Владимир Александрович?

- Не только. О нем стоит рассказать как о человеке, у него интересная  биография.

- ?!

- Я не оговорился! У него интересная, во многом типичная для последнего поколения ветеранов милиции биография. Пришёл в органы внутренних дел по комсомольской путёвке, а это, как раз, то, что надо – идем ведь к 100-летию создания комсомола …

Я знал, как Колтаков пришёл в милицию. На самом деле по путёвке. По настоящей, отпечатанной на красивой глянцевой бумаге, которая была предметом наших мечтаний и зависти. Получить путёвку удавалось не каждому, а он вот заслужил. До моего знакомства с ним Володя  послужил на Балтийском флоте, где  возглавлял комсомольскую организацию дивизиона, потом несколько лет работал освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ профессионально-технического училища № 1 города Воронежа,  референтом бюро международного молодежного туризма «Спутник», и на период нашей встречи, инструктором обкома ВЛКСМ. Хорошо себя показал, что и привело в итоге к осуществлению мечты.

Бюро обкома партии, чтобы включить его предыдущую работу в милицейский стаж, приняло по нему специальное решение и направило для прохождения службы в воспитательный отдел областного УВД. Такие были времена: процесс воспитания личного состава находился под неослабным контролем партийных органов, и с гражданки, без рекомендации обкома партии, в политотдел УВД можно было попасть только таким образом.

Пришёл лейтенантом. По мере продвижения по служебной лестнице поменял несколько должностей и направлений в работе. Руководители поручали самые ответственные задания: в новом Центре подготовки на 100 квадратных метра ему было велено создать музей УВД. Полгода Владимир Ильич с художником не выходили из здания, но музей был открыт вовремя - ко Дню милиции.

Или другой факт. После известного приказа МВД о культурном и вежливом отношении с гражданами Владимиру Ильичу вменили в функциональные обязанности направление культуры. Кстати, его в обиходе часто называли просто «Ильич», причем,  нередко многозначительно добавляли, намекая на Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева: «В каждой кампании должен быть свой Ильич!» Вот здесь, на поприще культуры, наш Ильич развернулся. Развитие художественной самодеятельности в милицейских коллективах, работа Университета эстетического воспитания, незабываемые молодежные вечера, детские утренники…  все было впервые или усовершенствовано им добротно, профессионально, с душой.

Еще один пример. Ранее работа с ветеранами почти не проводилась. Когда поручили Колтакову организовать ветеранское движение в УВД, то он отнесся ответственно: подобрал актив, изучил жилищно-бытовые условия участников Великой Отечественной войны, организовывал патриотическую работу с молодежью… В 50-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне подготовил и провел грандиозное по тем временам мероприятие: собрал всех участников войны с женами в кафе, с обширной концертной программой художественных коллективов. На хлебосольно накрытом столе лежали треугольники с любимыми военными песнями и фляжка с боевыми 100 грамм. Ветераны долго благодарили нашего Ильича и не спешили уходить домой.

Стоит подчеркнуть, что 12 долгих лет он был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ, который в эти годы возглавляли Виктор Черняев, Сергей Красавин, Виктор Рындин.

В 1999 году,  в звании подполковника, Ильич был уволен в запас.

- И сейчас, не покладая рук, Колтаков работает с людьми, - продолжил Котов. -Знаешь, как сложилась на гражданке его судьба?

И это я знал. О знаковых фигурах милиции вести по области расходятся быстро. Как известно, большинство работников милиции после выхода на пенсию снова устраиваются на работу. Что поделаешь, милицейские пенсии невелики, а жить и кормить семью надо. Кто-то начинает самостоятельный полёт, открывая свое дело, другие идут на службу к хозяину. Несколько предложений по трудоустройству поступило и Владимиру Ильичу. Он остановился на руководстве службой безопасности у одного из  друзей.

В основе охранного дела лежали штабная и оперативная работа, поэтому в суть дела вошёл быстро, не справился лишь с одним – своей порядочностью: когда на нового шефа по навету накатила милиция - честно защищал в рамках Закона. Тот обещал: «Только помоги выпутаться. Будем и впредь дальше работать!»  Но затем что-то не срослось. Шеф выпутался, раскрутился и… не позвал!

      Милицейское прошлое ко многому обязывает, в том числе и протягивать друг другу руку помощи. Ильичу тоже помогли. Вначале устроили специалистом в городскую администрацию, затем - помощником депутата областной Думы,  но он почему-то отказался от престижной работы и с головой окунулся в работу областного Совета ветеранов милиции.

- Он ушёл с приличных денег, почему? – поинтересовался я у Котова.

- Любопытно, да? – произнёс он. - Вот и спроси его об этом сам. Я  тебе уже полчаса толкую: интересный человек.

- Владимир Ильич, - обратился Владимир Александрович по телефону, как я понял, Колтакову, - сегодня после обеда к Вам подойдет журналист, поговорить хочет в преддверии подготовки к 100-летию создания комсомола. Ты ведь у нас комсомолец?  

*            *            *

Декабрь 1974 года. Областной семинар комсомольского актива учащихся профтехучилищ

 

1973 год. Делегация Коминтерновского района на городской отчетно-выборной  конференции

После обеда  я прибыл по указанному адресу. Совет ветеранов, если кто не знает, находится в здании напротив ГУВД по улице Володарского 64, где располагаются следственные органы, финансисты и часть кадрового аппарата. В коридоре меня встретил его заместитель Петр Никитович Долгих. «Сфотографировав» добрым взглядом, отчеканил:

- Ты, конечно же, к Колтакову. Он ждал. В настоящее время отошел к начальнику Главка.  Будет минут через двадцать.

Он  провел в «апартаменты» -  большой, уютный кабинет. Из мебели - два, стоящие буквой «Т», стола, книжный шкаф, с портрета за мной внимательно наблюдал генерал-лейтенант полиции Сысоев. На левой стене обилие грамот и благодарностей за ветеранскую работу.

Поставив  чашку ароматного зеленого чая, Никитович заговорчески подмигнул: «Наш Ильич с журналистами общается довольно часто, но, знаешь ли, как-то не особенно склонен к вопросам личного характера. Кстати, если хочешь, позову его зама, Вячеслава Григорьевича Перунова  - что напрасно время-терять? Он с ним по жизни и службе  идет уже лет 40».  Предложение мне показалось разумным.

- В чем, все-таки, необычность, вместе с тем, типичность судьбы Колтакова? –спросил я у Вячеслава Григорьевича.

- В том, как шёл по жизни, как служил. Посуди: простой паренек из рабочей семьи, после ПТУ, работал на заводе имени Дзержинского, отбарабанил три года на Балтийском флоте. Основательно пропитавшись марксизмом-ленинизмом, в ряды членов КПСС вступил по идейным соображениям. И именно по идейным соображениям пришёл на освобожденную комсомольскую работу. Далее - его направляют к нам, в УВД, где он занимается воспитанием личного состава. По отзывам ветеранов руководителей, вполне успешно. Но меняется страна. Уходят прежние идеалы. Деполитизация милиции. Меняются органы правопорядка. Небывалое дело: его, майора милиции, как наиболее здраво мыслящего, руководство УВД рекомендовало для выдвижения кандидатом в депутаты городского Совета народных депутатов. Подчеркиваю, не заместителя начальника управления, не генерала, не полковника, а старшего инспектора по особым поручениям! Спросишь почему? Ответ на поверхности, он не просто служил, а пытался, не предавая своих убеждений, не отказываясь от прошлого, разобраться в себе и окружающей действительности. Колтаков прошёл путь от жесткого ортодокса, который непреклонно верит, что милиция - это вооруженный отряд партии, до человека, осознавшего истинные задачи в деятельности органов внутренних дел - служить Закону, народу, России. Это, пойми, непросто. А поскольку он по должности  ВОСПИТАТЕЛЬ, в определенном плане маяк, то, глядя на него, в нужном направлении меняли взгляды и сотрудники. И что с того, что не стоял по занимаемой должности в первой шеренге руководителей управления?  Его голос слышали, так как Колтаков не уходил от ответа на самые жгучие вопросы, касающиеся милиции, жизни общества. Не проституировал, не предавал, вместе с тем, чутко относился к людям.

Слушая Вячеслава Григорьевича, я невольно вспомнил недавнюю встречу с одним из заслуженных ветеранов сыска. Не буду называть фамилию, поскольку человек в нашем крае очень известный, а речь пойдет о личном. Так вот. Сотрудник всю жизнь провёл на оперативной работе, ловил бандитов, грабителей и, как положено бойцу правоохранительного фронта, свято верил, что делает правое дело. Он весьма лестно отозвался о Колтакове: «Если б в свое время я на него не попал, ей Богу бы застрелился!»

Этому ветерану (в тот период времени – майору милиции) хронически не везло: развелся с женой, лишился квартиры, на работе вынесли «неполное служебное соответствие». Чтобы заглушить душевные терзания с головой ушёл в работу. И тут случай. Задерживает как-то паренька, который, чтобы добыть денег для больной матери, вырвал сумку у прохожего. С парнем – всё понятно, виновен, но сумка у потерпевшего оказалась под завязку набита денежными купюрами. Откуда такая сумма? Стал разбираться, и чем больше копал, тем больше ему становилось жаль изломанную в будущем судьбу пацана: деньги у потерпевшего были явно не честные. 

Тогда страна только приступила к строительству капитализма, и многое начинающим предпринимателям прощалось. Даже формулировку кто-то из власть держащих выдвинул: разрешено, мол, всё, что не запрещено законом. А законов, как раз, на переходный период не было! В мутной водице перемен многие ловкачи без зазрения совести набивали себе карманы, грубо рвались во власть, давили на органы, пытались рублем подменить Закон.

Вот и этот «новый русский» всеми способами: блатом, деньгами, запугиванием стал напирать, чтобы засадить парня. Как ни убеждал опер - ни в какую! Посадил. Раньше-то всё было более-менее понятно: враг – на той стороне, служители закона – на этой. Враг выглядит соответствующим образом, но всё смешалось в 90-е годы нашем «королевстве». Из-за этой неразберихи некоторые сотрудники милиции не выдерживали, ломались, спивались, уходили из органов, видя бессмысленность своих усилий. Колтаков, по словам ветерана, сумел убедить человека, направить его мысли и действия в нужное русло: «Чувствуешь правоту, жалко человека – борись. Борись по Закону. Но ни в коем случае не опускай руки – ты же офицер. Офицер  милиции!»

Да, в те времена, что в период перехода к НЭПу, служить было на самом деле нелегко. Причем адаптироваться сотрудникам милиции было гораздо тяжелее, чем многим гражданским. Взять партаппаратчика. Пришёл человек в аппарат райкома, обкома партии, по нему приняли решение: «Принять!» Задумал уйти – «уволить!» Приходя в милицию, сотрудник не просто надевал погоны, он - клялся. Клятву давал. Но ушла в небытие партия, рухнула страна, на верность которым он присягал. Милиция не отвечала за государственную безопасность, за это отвечали другие, но … все же, все же, как поступить офицеру? Присяга - это ведь не просто лист бумаги, с которого учил суровые слова, и не просто предложения, которые произнёс на  динамовском плацу, либо в Ленинской комнате. Присяга - это  стержень, на котором крепится сверхпрочная сфера, защищающая человека в погонах от скатывания в пропасть профессиональной и человеческой деградации. Точно подметил Владимир Семенович Высоцкий: «Побудьте день Вы в милицейской шкуре, Вам жизнь покажется наоборот»!

При выполнении служебных обязанностей сотрудник милиции частенько сталкивается с суровой, не предусмотренной инструкциями реальностью, когда открывает огонь по врагу на поражение, вербует агентов, когда по-иезуитски, чтобы установить истину, влезает в человеческую душу - во всех этих, а также сотнях, тысячах других обстоятельств. Присяга укрепляет дух, придает человеку в погонах уверенность в правоте своих действий, позволяет чувствовать себя не подлецом, а приверженцем справедливости, героем, если хотите. Без преувеличения, каждому сотруднику органов внутренних дел пришлось пройти через муки осмысления: что делать, ведь ты уже присягал однажды? Присягать новой власти? А раньше ты кому присягал?  С сединой и с морщинами приходило понимание, что присягал-то не высоким чинам, конъюнктурным политическим интересам, а вечным ценностям в работе правоохранительных органов, России-матушке. Такие как Колтаков помогали разобраться в себе, в своей душе.

 Едва я успел поблагодарить Перунова за ценную информацию, как в комнату влетел Колтаков. Бог мой! Как будто и не было прожитых лет: он все такой же непоседливый, быстрый, только взгляд стал степеннее и мудрее, да седина окутала голову.

- Сколько лет, сколько зим, старина! Сейчас … подожди только…где-то тут журналист, отпущу его – тогда и поговорим по душам.

- Я и есть журналист.

- ?1

Колтаков искренне обрадовался. В ему присущей манере откинул назад голову, как бы давая больше простора для деятельности лба, и темпераментно воскликнул: «Отлично! С тобой, думаю, мы сможем договориться и скорректировать программу действий. А то, что придумали, мол, обо мне надо писать …».

Не закончив фразы, быстро вскочил с кресла, включил чайник и уже Перунову: - срочно разыщи Мыскова.

- Евгений Михайлович, - доверительно пояснил мне,- служил в исправительном учреждении ОЖ-118/3, затем в нашей разведке. Отличный, скажу тебе, мужик. На таких, как он, Россия держится. Вот о нём и стоит рассказать!…

Россия держится на людях. Верно. А журналист (пусть и внештатник) - на чувстве долга. В общем, зелёному чаю оказалось не под силу вытравить из моего сознания просьбу руководства ГУВД: рассказать о подполковнике милиции в отставке Колтакове,  как о комсомольском работнике, направленном в органы внутренних дел для усиления. Тут уж, Володя, табачок – врозь. Извини.      

*            *            *

    

1976 год. Николай Сенцов, Владимир Колтаков                           апрель 1977год. Работники БММТ Спутник со своим активом

                                                   и Юрий Ильинский в жюри спортивного конкурса   

  1977 год. Аппарат обкома ВЛКСМ       

… Братьев Колтаковых трое: Виктор, Владимир и Алексей. Татьяна Сергеевна, как и всякая мать, жалела детей, вместе с тем была к ним требовательна. При проведении воспитательно-профилактических бесед с детьми в её разговоре всегда присутствовали слова: «Ты должен помнить, что ты октябрёнок (когда подросли - пионер, комсомолец, коммунист). Ты должен быть примером, потому что тебя учит страна, ты должен оправдать доверие Родины, которая тебя взрастила…». Отец, Илья Фёдорович, прошедший суровую школу жизни: войну, фашистский плен, сталинский лагерь, с ухмылкой смотрел на «пропаганду» жены, потому как был уверен, что до краеугольных понятий жизни мужчина должен доходить своим умом.

Выполняя родительский наказ, ребята учились прилежно. У каждого  были вполне реальные шансы на поступление в вузы. Но если бы такое произошло, родителям пришлось бы учить всех троих сразу - разница в возрасте была небольшой. Тут надо было прикидывать, кому образование больше надо. Остановились на Володе. Старшему сразу определи рабочую стезю.

Виктор (он был старший) по характеру жесткий и принципиальный, в ребячьем коллективе верховодил. Чуть что не так - мог за просто накостылять. На жалобы младших ответ у него был, как правило, один: «Нечего сопли распускать! Держись». По родительским меркам – он больше других подготовлен к жизни, другим  - еще зреть надо,  клыки отращивать, чтобы не загрызли.

Младшие, несмотря на спартанскую суровость, Виктора любили, в жизненных обстоятельствах к его мнению прислушивались. Именно равняясь на  Виктора, Володя пошёл в ПТУ при заводе имени Дзержинского, опять же по совету старшего брата стал заниматься комсомольской работой, с его же, можно сказать, благословения, связал свою жизнь с милицией. Виктору братья доверяли свои секреты с детских лет. Однажды тот  заглянул в открытую тетрадь Володиных дневниковых записей:

- Володь, по жизни ты – боец-молодец, а, судя по дневнику, – шибздик какой-то! – тыкал пальцем в лоб Виктор. - Что ты, как гимназистка, в стихах хандришь про несчастную любовь? Ты лучше пиши о спорте, о природе, о мужской дружбе.

- Так я на людях – ни-ни. Только дневнику и доверяю тоску, боль, душевные тревоги, - робко мямлил Вовчик. - Между прочим, Вить, когда на сердце хорошо, тогда не пишется…

Жизнь дала трещину, когда не стало любимой и дорогой мамы - Татьяны Сергеевны.  «… я бы небо вам пригнула, если бы могла», – частенько повторяла она. «Интересно, сама она так красиво придумала про небо или слышала, а может вычитала где-то», - частенько теперь задается мыслью Владимир Ильич. Но время ушло, уже не спросишь… Но жизнь идет дальше и хорошо, что есть еще на свете старший брат - Виктор Ильич Колтаков, к которому, несмотря на суровость нрава, можно было прийти, посоветоваться, получить поддержку.

Владимир резво взбежал на 2-й этаж административного корпуса завода имени Дзержинского, открыл дверь.

- Володь, что стряслось? Заболел кто? К чему такая спешка?

- Поговорить хотел!

- Ну, ты, братэлло,  даешь! Я уж думал, не приведи Господь, беда какая. Ладно, выкладывай, что у тебя.

- Я принял решение расстаться со своим депутатством и вернуться вновь в милицию.

- Куда-куда? Очумел, что ли? Ты ведь милицейский пенсионер и по возрасту не подлежишь возврату в МВД.

- Послушай меня, - Володя, заговорил о наболевшем. - Ты говорил, как бы в укор мне, что в милиции работает определённая часть не совсем чистоплотных людей.

- Так оно и есть! Процентов 30 железной метлой гнать надо! (Виктор слово скажет, словно пригвоздит).

- Каким ты в детстве был, Вить, непримиримым – таким остался. Но в жизни не все так категорично очерчено. Да, в нашей милицейской семье не без уродов, но речь лишь о единицах идти может. Впрочем, для пущей наглядности, воспользуюсь твоими процентами. Смотри, у тебя на столе - две равные стопки бумаг. Представь, одна - это милиция, другая - бандиты. Между ними идёт борьба. Суровая борьба. Но часть сотрудников, как ты говоришь, работает на преступное сообщество: крышует, информирует, предаёт, словом. Теперь переложим, Вить, часть бумаг из милицейской стопки в преступную. Что видим?

- Устроенный твоей рукой беспорядок.

- Вот и в жизни так: беспорядок! Пенсии у нас, сам знаешь, какие. Ветераны идут на подработку. Куда они идут, кому несут накопленные знания, умения, навыки? А что если  в недружественные милиции структуры и службы? Пусть даже не лег отставник под бандитов, а слегка «постукивает» им вольно или невольно. Ведь он профессионал, многое знает, от него гипотетически возможна утечка интеллектуальной информации,  консультационная помощь кому не надо, в результате от возмездия Закона уходят преступники? Я могу привести ещё не один десяток доводов, суть которых сводится к тому, что работу с ветеранами нужно перестраивать на иной, качественно новой основе. Ветераны должны быть в том же строю, что и раньше, только в другой колонне. Они должны на полную катушку работать на милицию! А действующие сотрудники должны помогать старой гвардии, проявлять заботу в их трудоустройстве на гражданке, заботиться об их быте.

Смотришь на иных отставников, в глазах пропал блеск. Знаешь почему? С уходом из органов у них пропала цель жизни. К гражданке, в большинстве своём, они не приспособлены. Действительность давит. Давит то, с чем они раньше не мирились, боролись, не щадя живота своего, но теперь-то они никто! Они забыты, а в жизни самое страшное - быть забытым. Их не манят никакие надежды на будущее, а надеждами не только живут, ими бывают счастливы, они окрыляют, придают блеск в глазах. Нужно объединить стариков, направить их действия на оказание помощи правоохранительным органам, увести от преступной среды, защитить от инфекции преступного мира.

- Ну ты… поэт. А если без иронии – все верно, брат! Ветераны нуждаются во внимании, взять хотя бы наш завод. Просто у вас, силовиков, всё обостреннее, привыкли вы ходить в мыле, по лезвию ножа, а загнанных лошадей, как известно, резко не останавливают. И попадают ваши ветераны из пламени в холодный, тихий омут жизненной рутины - потому и умирают почти сразу же как на пенсию выйдут. Ладно! Говори, куда «лыжи» навострил?

- Мне, Вить, поступило официальное предложение возглавить областной Совет ветеранов милиции. Ты у нас человек конкретный, знаю, что скажешь, что у меня семья, дети, что семье нужны деньги. И это будет правда, только я… не могу иначе.

- На счет конкретности – это ты правильно сказал. Не люблю попусту языком трепать. И про семью правильно: кто, если не ты, ишачить, зарабатывать должен? Будь сейчас на моем месте наш младший брат, Алексей, он бы тебе ещё и мораль прочитал. Кстати, мы с ним только что о тебе по телефону говорили. Он разумную мысль подал по поводу твоего будущего. Сколько у тебя знакомых в областной администрации работает! Всех ты знаешь отлично.  Подкатил бы к ним. Авось и пристроили бы.

- Нет, каждый должен делать своё дело.

- Что на это я могу тебе сказать, Володя: «Ты мужик. И этим всё сказано. Принял решение – иди. Не сворачивай! И потом, как мне кажется, - голос у Виктора непривычно просел, - мама наверняка бы одобрила твоё решение. Да и сын, уверен, поймёт.

… Поступившее предложение возглавить Совет ветеранов, с одной стороны, Колтакову льстило. До него на этом посту работали легендарные для областной милиции люди: генерал-майор милиции Ткачев (бывший начальник милиции на строительстве Байкало-Амурской магистрали), генерал-майор милиции Солохненко (бывший начальник УВД), полковник милиции Корецкий (бывший первый секретарь обкома ВЛКСМ, заместитель начальника УВД по кадрам). С другой, нет-нет, да накатывались сомнения: изберут ли? А если изберут, пойдут ли за ним люди?  В отличие от конкурентов, грудь Колтакова не увешена наградами. Не было у него в активе и службы в элитных подразделениях милиции, что при определенных обстоятельствах могло повлиять на результаты голосования.

Другие претенденты, несомненно, будут повыше его в званиях, занимаемых должностях, регалиях.

Поэтому к собранию готовился тщательно: без устали шлифовал выступление, программу работы, продумывал варианты ответов на возможно провокационные вопросы. Однако все прошло до противного быстро: «Кто «За»? – «Большинство!» За него дружно проголосовали сотрудники розыска, БЭПа, ОМОНа, ребята, прошедшие «горячие» точки: «Не нужны нам свадебные генералы! Надо дело делать».

… На посту председателя дел оказалось гораздо больше, чем предполагал. Работу начал в выстраивания   структуры,  комплектования актива единомышленников, создания в службах аппарата УВД первичных организаций…

      Поле деятельности – необъятное. Из более одиннадцати тысяч ветеранов - 2460 инвалидов. У каждого второго - жизненные и семейные неувязки. Вопросы быта, трудоустройства, социальных нужд, решать, как оказалось, нужно сразу, не откладывая в долгий ящик. Похороны, лечение, оказание неотложной материальной помощи, реабилитация, участие в праздничных, юбилейных мероприятиях, в воспитательных мероприятиях с молодыми сотрудниками. В первые недели от «текучки» голова шла кругом, а толку от деятельности Совета было мало.

Чтобы не распыляться, проблемы распределили на задачи текущего дня, вопросы среднесрочной перспективы и рассчитанные на более отдаленный срок. Разработали и утвердили планы, их выполнение взяли на жесткий, «милицейский», контроль. Постепенно Совет набирал решительности действий, все активнее брался за решение «узких» проблем ветеранской жизни. Так, на заседании Совета рассмотрели вопросы по социальному и медицинскому обеспечению ветеранов, вовлечении их в трудовую деятельность, об оказании нуждающимся ветеранам материальной помощи, о мерах по улучшению пенсионного обслуживания и другие.

Начали работу, как и положено юристам, с Устава Совета ветеранов, где прописали порядок взаимодействия Совета с ГУ УВД, органами государственной власти и местного самоуправления, общественными организациями. Разработали регламент работы Совета, расписали подробно обязанности его членов, закрепили за каждым направления деятельности. Очень много нареканий вызывала организация приёма посетителей. Порядок навели быстро, установив график приёма и определив лиц, осуществляющих его.

- Наше главное направление, - вернулся к прерванному разговору Котаков, - подбор кадров в Советы ветеранов на местах, тщательный отбор кандидатур на должности председателей. Неустанно ищем людей, которые умели и хотели бы работать с людьми.

 Прошли годы, а кадровый вопрос по-прежнему, остро стоит перед руководством Главка. По личному указанию Сысоева он находится на постоянном контроле у начальников рай(гор)отделов милиции.

Слов нет, внимание генерала к ветеранским проблемам – значит много. Умеет Александр Николаевич поставить дело, потребовать. Но не следует снимать со счетов и другие обстоятельства, которые позволяют Колтакову успешно решать ветеранские «нескладухи»: он член Коллегии ГУ МВД России по Воронежской области, член аттестационной комиссии, член Президиума областной и городской ветеранской организации. Это, согласитесь, немаловажные рычаги.     - Ильич, основным тезисом твоей предвыборной программы было оказание силами ветеранов милиции помощи рай(гор)отделам, действующим сотрудникам…

- Это наша магистральная линия! Реализуем через комплекс мероприятий, среди которых я особо бы  выделил смотр ветеранских организаций. Нами разработано Положение о смотре, условия стимулирования. Сам понимаешь, опыта в раскрытии преступлений, организации профилактической работы, да и по другим направлениям ветеранам не занимать. В ряде мест мы добились серьезных результатов.

Считаю необходимым привести данные из сводной информации, подготовленной Колтаковым для передачи в Москву: в течение прошлого года усилиями ветеранов пресечено более 500 правонарушений, раскрыто по их информации или с их участием 306 преступлений. 

Так, например, 9 декабря 2017 года капитан милиции в отставке, ветеран Центра кинологической службы Альберт Михайлович Рыбин прогуливался со своей собакой возле дома № 55 по ул. Кольцевая – это город Воронеж. Заметил гражданина, который пытался что-то спрятать возле ограждения дома. Увидев Рыбина, гражданин попытался скрыться в лесопарковой зоне, но благодаря грамотным действиям Альберта Михайловича был задержан с помощью полицейских.  В ходе личного досмотра у него был обнаружен и изъят полимерный пакет с наркотическим средством. При осмотре места происшествия было обнаружено еще 7 полимерных пакетов с наркотическим средством – тайничок был для сбыта. По данному факту было возбуждено уголовное дело. 

С участием представителей ветеранской организации Хохольского ОМВД раскрыто 5 преступлений: кражи металлических решеток с территории ОАО «Юбилейное»; изъято 14 боевых патронов у жителей района; кража сотового телефона и телевизора; выявлено 5 водителей, управляющих транспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения.

Ветеранами ОМВД Каширского района раскрыто 7 преступлений: Якубиным В.В.- кража денег и велосипеда;  

Жариковым В.И. - причинение телесных повреждений гр. Воробьевой в с. Можайское;

Королевым А.В. - кража велосипеда и продуктов питания из дома Перовой с. Каширское;

Палагиным В.В. раскрыта кража автомашины ВАЗ 2109.

Председатель Совета ветеранов ОМВД России по Семилукскому району подполковник милиции в отставке Александр Васильевич Рощупкин личным примером привлекает ветеранов к участию в раскрытии преступлений.

С участием ветеранов ОП № 1 УМВД России по г. Воронежу по оперативной информации председателя Совета ветеранов Аманова К.Г. и члена Совета ветеранов Пономарева В.Н раскрыто 6 преступлений. В их числе: телесное повреждение со смертельным исходом гр. Колокольцева С.С.; кража денежных средств у гр. Чирковой;  кража товаров из универмага на общую сумму 7200 рублей; хищение изделий из  драгоценных металлов на сумму 58 тысяч рублей у гр. Литвиновой;  умышленное повреждение дорогостоящей иномарки; телесное повреждение гр. Крохмаль с использованием холодного оружия.

Председатель Совета ветеранов ОМВД России по Бобровскому району подполковник милиции в отставке Сергей Иванович Колотушкин не только раскрыл лично в этом году два преступления, но и проводит работу с молодыми сотрудниками отдела, участковыми уполномоченными полиции, уголовного розыска. Он наглядно показывает, как нужно оформлять первичный материал по преступлениям, осуществлять сбор информации, подворный обход, изобличать  виновных. На базе учебного класса отделения инкассации г. Боброва, руководителем которого он является, недавно провел занятия с молодыми сотрудниками группы  патрульно-постовой службы полиции по изучению материальной части оружия и основ его применения.

Согласно решению Совета ветеранов Главка, ветераны органов внутренних дел  вместе с инспекторами ДПС принимали участие в проведении профилактических мероприятий, направленных на предупреждение нарушений правил дорожного движения, служебной дисциплины и законности самих сотрудников ГИБДД.

Продолжается работа по созданию и функционированию народных дружин с участием ветеранов. Так, например, в г. Семилуки на базе Публичного акционерного общества «ГАЗПРОМ»  сотрудниками охранного предприятия создана народная дружина «Синяя Пламя» в количестве 10 человек. Члены народной дружины – пенсионеры МВД и действующие сотрудники охранного предприятия. Руководство народной дружины осуществляет ветеран МВД майор  милиции в отставке, участник боевых действий в Северо-Кавказском регионе Геннадий Алексеевич Кондратьев. Совместно с сотрудниками ППС и участковыми инспекторами полиции дружинники 2 раза в месяц выходят на охрану общественного порядка, обеспечивают правопорядок в городе при проведении праздничных и культурно-массовых мероприятий, и в дни усиления.

ООО охранное предприятие «Контур» под руководством ветерана выделяет на охрану общественного порядка в городе Семилуки, поселок Стрелица, поселок Латная в количестве 5-6 человек.

Руководством ОМВД России по городу Лиски продолжается работа по формированию общественных организаций правоохранительной деятельности. По инициативе ветеранской организации созданы 2 народные дружины – «Ермак» и «Георгиевцы».  

      Колтаков подчеркивает: «Совет ветеранов понимал, что первая связь с населением осуществляется через участковых уполномоченных полиции. Участковый – это мини начальник на своем участке. Поэтому решили поддержать службу участковых… Разработали Положение о конкурсе на Приз имени генерал-лейтенанта милиции В. И. Тройнина,  который определяет работу службы участковых инспекторов полиции. И уже пятый год мы проводим такой конкурс. В прошедшем году победителем стал старший участковый оперуполномоченный ОМВД России по Каширскому району, старший лейтенант полиции Стрябчих Максим Игоревич (в 2016 году им раскрыто 33 преступления и составлено 213 административных протоколов, а в 2017 году  – 7 преступлений и 80 протоколов). Ему мы вручили часы».

Я перебирал папку с информациями ветеранов о проделанной работе:

- Каменка. Капитан милиции в отставке Сергей Петрович Ершов на добровольных началах оказывает помощь молодым участковым уполномоченным милиции в становлении и приобретении профессиональных навыков. Подполковник милиции Виталий Ильич Ласуков остался в РОВД на контрактной основе и вносит большой вклад в предупреждение правонарушений среди несовершеннолетних. 

- Борисоглебск. Ветераны совместно с нарядами ППС патрулируют улицы города.

- В Острогожске практикуется проведение совместных заседаний суда офицерской         чести, а также заслушивание на Совете ветеранов сотрудников, состоящих в группе повышенного контроля. Всего заслушано за полгода 12 человек.

- Совет ветеранов Главка: изданы книги «Воронежская милиция на фронтах Великой Отечественной войны», «Милицейский блокнот», «Беспокойная служба», «Героями становятся в бою», «Честь имею», «Сто лет на службе народу». В настоящее время подготовлена книга об истории органов внутренних дел Воронежской области от царской полиции, милиции при Временном правительстве, до полиции наших дней. Решается вопрос со спонсорами для ее издания.

 Оказана практическая помощь ряду отделов внутренних дел по изданию, либо подготовке к изданию книг об истории райотделов и ветеранах милиции.

Примерам добрых дел - воистину нет числа!

- Владимир Ильич, многие ветераны вынуждены обращаться в Совет с просьбой об оказании материальной помощи. С этим у Вас как обстоит?

- Ежегодно мы оказываем  помощи (деньгами, товарами, услугами)  на сумму более миллиона рублей. Причем мы не ждем, пока ветеран придёт к нам с протянутой рукой. Сами идём к ветеранам. Недавно с кадровым и воспитательным аппаратами органов внутренних дел изучили жилищные условия ветеранов Великой Отечественной войны, инвалидов и семей погибших сотрудников. По результатам обследования нуждающимся оказана материальная помощь в ремонте квартир и домов, опять же все нуждающиеся обеспечены слуховыми аппаратами и аппаратами измерения давления, медицинскими препаратами и лекарственными средствами. В ряде райотделов одиноким ветеранам и инвалидам оказана помощь в обработке приусадебных участков, подвозе топлива.

- Актуальнейшая проблема сегодня, - продолжил Колтаков, – организация ритуальных услуг, особенно одиноких ветеранов. Важно вовремя оказать юридическую и другую помощь. С этой целью мы создали при Совете ветеранов,   некоторых рай(гор)отделах адвокатские группы, где бесплатно консультируем ветеранов, выдаем бланки исковых заявлений, помогаем решить и другие проблемы.     

В разгар беседы в кабинете вновь зашел заместитель председателя Совета Вячеслав Григорьевич Перунов. Он с хода подключился к «окучиванию» меня цифрами, фактами, проблемами ветеранской жизни.

- Когда же вы успеваете все это делать, мужики?

Первым ответил Перунов:

- Исключительно благодаря активу.

- Причем не только милицейскому, - добавил Колтаков. - В работе нам очень хорошо помогают люди, не служившие милиции, депутаты, общественные организации, руководство епархий, представители творческой интеллигенции…

- Володь! А  были случаи в твоей жизни, о чем ты сейчас жалеешь?

По лицу Ильича пробежала тень прошлого…

- Да, есть на душе и грех, и тяжесть. Считаю грехом, что не предотвратил убийство. Рассматривал жалобу на одного гулёну, семилукского гаишника, но в ногах у него со свечкой, как говорится, никто не стоял. Спустил я ту жалобу по тормозам, а он, через некоторое время, приревновал свою жену к другому и на глазах дочери зарезал... Теперь вот всю жизнь переживаю: уволил бы его, глядишь и семья бы сохранилась, а так: жена в могиле, он в тюрьме, дочь в детском доме.

      - Владимир Ильич! Решился я на последний личный вопрос, - сыну Владиславу скоро 25, а дочери, Танюшке уже 10 лет. Кем ты видишь их?

 - Людьми. Настоящими. И делаю всё для этого. Что касается специальности, пусть решают сами. Сына после окончания юридического факультета ВГУ оставили в аспирантуре, освободили от службы в Армии, но он перешел на заочное отделение и пошел служить по контракту на два года. За это время получил второе образование магистра финансово экономического факультета ВГУ.

У Танечки - грамот и дипломов больше, чем у нас с мамой, вместе взятых, за всю жизнь. Она и в учебе, и в общественной жизни школы в передовиках ходит. Занимается в театральных кружках, посещает воскресную школу храма Рождества Христова.

Но, если выберут милицейскую службу, хотелось, чтобы были верны ей до конца. Милиционер, а теперь уже полицейский - сказал Колтаков, задумчиво рассматривая за окном озябшую ветку рябины, - присягает раз.


Яндекс.Метрика
статистика-