Людмила Скопинцева (Аннинский). РАНЕНЫЙ, НО ЖИВОЙ

Саша Микляев родился в селе Архангельское Аннинского района в 1975 году. Образование среднее. Член ВЛКСМ с 1989 года. До призыва в армию учился в ПТУ-49. 14 октября 1994 года призван в ряды Вооруженных Сил.

 

… Проводы были осенью. Стол родители накрыли как свадебный. Как же – сын призван на службу. Танцы и песни, поцелуи и рукопожатия, слезы и обещания скоро вернуться смешались с пожеланием: «Не дал бы Бог войны».

Почти неделю через всю страну в далекий и незнакомый город Мурманск везли новобранцев на службу. Дни, недели и месяцы казались одним днем – время учебы в морской пехоте пролетело быстро. Думал уже Александр о возвращении домой. Вспоминал родное село, в мае оно особенно красиво – цветут сады. Представлял, как сойдет у автобусной остановки, лихо поправит бескозырку, пройдет по улице Советской, войдет в дом и скажет: «Здравствуй, мама!» Не сбылось.

По вечерам, собираясь в красном уголке части, смотрели по телевизору новости, спорили о позиции политиков, обсуждали проблемы армии. В одном из выпусков увидели военные действия на территории Чечни. Новый 1995 год встречали с беспокойством, как сложатся события в воюющем районе, никто не знал.

В середине января Александр Микляев с небольшой группой сослуживцев был переброшен в поселок Печенга. «Таких парней, как я, было около батальона. Нас начали готовить к высадке в Моздок. Ночью подняли по тревоге, погрузились в самолеты и полетели»,- рассказывает Александр.

Восемь часов перелета дали возможность всем осмыслить и разобраться в происходящем. Но еще до вылета были ребята, которые просили командира их заменить. Александр Микляев, получив задание взводного, только козырнул: «Есть!» Военный человек обязан выполнять приказы, иначе понятие «армия» не сможет быть символом порядка и дисциплины, что сегодня и так подвергается сомнению. Может быть потому, что Армия оказалась козырной картой в руках не очень дальновидных политиков.

Александр Микляев не виновен, как и тысячи солдат и офицеров, в ситуации, в которой оказалась Армия. Он выполнял приказы.

Самолеты приземлились в Моздоке, оттуда на вертолетах их доставили в Грозный. Затем десант вновь посадили на самолеты, чтобы выбросить, где нужно. Даже на ученьях морскому пехотинцу Александру Микляеву не приходилось пользоваться парашютом. Прыгнул. Приземлился благополучно.

На КАМАЗах добирались до воюющего города. Вечерело. Пошли вторые сутки, как они отбыли из Печенги. «Всюду были видны факелы,- вспоминает Александр, - как на газовых горелках. Вроде вечного огня».

В Грозном десятки газовых факелов горят, в сотнях мест перебиты газовые коммуникации и теперь едва ли не каждый дом может «похвастаться» собственным «вечным огнем». По ночам это ориентир, а то и мишень для ракетно–бомбового удара с воздуха. Они залегли у развалин дома после команды: «Занять оборону!»

Жилые кварталы Грозного, чем ближе к центру, тем больше похожи на памятники ушедшей цивилизации. Шли третьи сутки. Батальон морских пехотинцев, заняв консервный завод, двигался ближе к центру, к президентскому дворцу.

«Площадь перед президентским дворцом напоминала свалку – каменная крошка, трупы, стекло, покореженные автомобили, неразорвавшиеся танковые снаряды, стабилизаторы от мин. Жутко и страшно было, - признается Саша. – Хотелось есть и спать».

На рассвете четвертых суток отдали приказ о взятии президентского дворца, над которым развевался чеченский флаг. Заняв нижний этаж полуразрушенного дома, встав у окна, выбрав удобную позицию, он приготовился к бою. Воздух сотрясали автоматные очереди, вой мин, разрывы гранат. Ракеты и газовые факелы дополняли картину военного ада. Где–то рвануло. Раненый в живот, Саша не заметил, как обрушился потолок. Об этом ему рассказал Леонид Клязьмин, парень из города Старый Оскол Белгородской области, откопавший его и перетащивший в укрытие.

До Моздока его доставили вертолетом, сделав операцию, отправили в Санкт–Петербург. На зашитый сверху донизу живот набросили гимнастерку с документами. Доставили в Военно-Морскую Академию в отделение абдиминальной хирургии.

Комитет солдатских матерей прислал в Архангельское телеграмму: «Ваш сын ранен в живот. Моздок. Матери».

Расстроенная мать, Любовь Николаевна Микляева, металась в поисках сына. Телеграммы и телефонные переговоры с Комитетом солдатских матерей дали результат: она нашла сына и сразу же выехала в Санкт-Петербург. Как только сын начал ходить, повезла его домой. Холодным февральским днем, войдя в дом и уложив сына на диван, измученная мать сказала: «Все. Теперь ты дома, сынок».

Лежа на диване, устало прикрыв глаза, Саша отвечал на вопросы, рассказывал: « В армии можно вполне научиться спать сидя и даже стоя, урывками, по два–три часа в сутки и при этом высыпаться. Можно научиться вполне сносно себя чувствовать в сильный холод и сильную жару, переносить боль, голод и другие человеческие страдания».

Передохнув, продолжал: «О лишениях и тяготах военной службы сказано даже в Уставе, как сказано и то, что их нужно стойко и мужественно переносить».

Месяц отбыл дома. Потом вернулся в свою родную часть в Мурманскую область в Печенгу в батальон морской пехоты. Восстановил документы, прошагал торжественным маршем в Москве на военном параде 9 Мая в День Победы. Шагал за себя и двух дедушек - Николая Микляева, погибшего в бою в Великой Отечественной войны и Николая Зиброва, участника этой войны. А на груди сияли две награды: орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». Служба закончилась, солдат возвратился домой. А в августе он вместе с отцом Иваном Николаевичем сел на комбайн убирать хлеб в родном колхозе «Дружба».

В 1996 году женился. В семье двое детей. Сын уже женат, растет в молодой семье внучка Ульяна. А дочь студентка педагогического колледжа города Воронежа.

Задаю последний вопрос: «Война – трудное, жестокое, неблагодарное и неблагородное дело. Во избежание всех неприятностей, связанных с войной, - имею ввиду ранение, контузию, мог бы ты отказаться от службы в Армии, зная, что придется воевать?»

Он ответил как настоящий мужчина, герой, комсомолец: «Служить или нет, вопрос так для меня не стоял. Есть проныры, которые, как то, умудряются уклониться от призыва. Конечно, это их личное дело, у каждого есть причины, по которым он не хочет идти в армию. Я свой дол исполнил».


Яндекс.Метрика
статистика-