Валерий Тихонов (кор.сайта). У РУЛЯ ЛИСКИНСКОЙ КОМСОМОЛИИ

Пронзая мощным прожектором предутреннюю темноту и пугая спящую еще округу чугунным перестуком да редкими вскриками гудка, электричка бежала вперед по давно уже наезженному маршруту. Пассажиров в вагонах было мало - сказывался ранний час. Кто, пересиливая одолевающую зевоту, пытался читать, кто, припав головой к стенке или уронив ее к коленям, подремывал, а то и сладко спал ...

Ивана сон не одолевал по многим причинам. Во-первых, он сызмальства привык к ранним побудкам. Бывало, разбудит мать в школу ни свет - ни заря, глаза еще спят, а ноги идут. Только на подходе к школе, в общей ватаге ребятни и проснешься окончательно. Это зимой. Летом, вроде бы и поспать можно, каникулы как-никак, да разве в селе спит кто долго? Мальцом на утреннюю зорьку на Дон с хлопцами дернет, подрос - с отцом в луг, сено косить домашней скотине, или еще чем по хозяйству заниматься. В селе так. И чем старше становился, тем необходимее и привычнее становились эти предрассветные подъемы ...

Во-вторых, не давал покоя Ивану вчерашний разговор с заворгом обкома Шевцовым. Позвал тот инструктора Образцова уже к концу рабочего дня и ошарашил:

- Завтра с утра, первой электричкой, поезжай в Георгиу-Деж. Посмотришь, чем там комсомолия дышит, встретишься с первым секретарем горкома партии... Вечером возвращайся, а послезавтра с утра встретимся...

Что-то недосказанное чувствовалось в словах заведующего отделом, и Иван с присущей ему прямотой спросил:

- А чего за день-то рассмотришь? Да еще с первым нужно встретиться, будет он на месте, нет?

- Будет, не переживай. Давай, выписывай командировку...

И все же, к самому вечеру, Образцов «дожал» своего непосредственного начальника. Хоть и с неохотой, тот открыл ему секрет:

- Решили мы тебя, Иван Дмитриевич, на самостоятельную работу отправить. Хватит порученцем бегать, пора и к руководству привыкать. Короче, будем рекомендовать тебя первым секретарем Георгиу-Дежского горкома комсомола. Родом ты из тех краев, да и комсомолия там самая большая в области - больше 12 тысяч штыков, ей опытный вожак нужен. По всем статьям ты и подходишь. Только об этом пока никому ни слова - ни там, ни тут! Мало ли что ...

1978 год. 1-й  секретарь Георгиу-Дежского горкома ВЛКСМ Иван Образцов

 

... Вот это «мало ли что» не давало покоя Ивану и всю бессонную ночь, не дает покоя и здесь, в «полусонном» вагоне электрички. То, что пора взяться за что-то самостоятельное, более ответственное - абсолютно правильно! Он и сам не однажды думал об этом. Все-таки, за спиной уже и институт, и служба в армии, да еще где - в Военно-морском флоте! А это школа жизни особая! Да и тут, в обкоме комсомола, многому научился... Так что в этом плане решение руководства, озвученное Шевцовым, его полностью устраивает. Волнует другое - придется ли он ко двору в «Деже», как называют свой город с румынским названием тамошняя молодежь? Как примет комсомольский актив, партийное руководство. Хотя со многими ребятами, в том числе и из работников райкома комсомола он знаком, все равно волнительно... Где-то в глубине души, вроде бы и не навязчиво, еще одно беспокойство о себе напоминает - а справлюсь ли? Ведь комсомолия в районе не только самая большая, но и сложная, разнообразная по своей структуре. Первички и в колхозах, совхозах, и на промышленных предприятиях, в строительстве, техникуме, профтехучилищах, в школах. А самое главное - железнодорожный узел, комсомольцы которого составляют чуть ли ни треть всей районной комсомолии! У них даже свой, узловой комитет комсомола имеется с освобожденным штатом. И если он, Иван Образцов, крестьянский сын, сельскую жизнь знает не понаслышке, со студентами и школьниками общий язык найдет, то железнодорожники его маленько пугают.

Говорят, три года назад, когда вновь избранный первый секретарь райкома партии Ципляев, сославшись на занятость, не прибыл на общедеповское партсобрание, взбунтовавшиеся локомотивщики не начинали его до тех пор, пока туда не явился перепуганный «обидчик». Его там так «воспитали», что с той поры у первого секретаря райкома партийные организации железнодорожного узла всегда находились в центре внимания. А раз так, значит и комсомол тамошний такого же отношения требует... Да-а-а!

- Станция Георгиу-Деж, конечная! - прошипел из динамика казенный женский голос. - При выходе из вагонов не забывайте свои вещи...

Ивану забывать было нечего - ехал с командировочным удостоверением да партбилетом в кармане. Вот если бы мысли эти тревожные за что-нибудь зацепить, да оставить тут, забыть, это да! Только вряд ли получится...

1973 год. Студент 1-го курса мехфака СХИ (в период прохождения практики в колхозе «Родина» Панинского района)

 

До Дома Советов, где располагалась местная власть, решил пройти пешком. Рабочий день еще не начался, так что можно и не спешить. К тому же, идти недалеко. Заодно город, хотя бы центральную улицу его - Коммунистическую - посмотреть, изменилась, нет ли? Давно уже не был здесь...

В преддверии нового дня людей на привокзальной площади и дальше - было много. Спешили кто куда - одни на расположенный рядом базар, другие на работу, третьи... У каждого свои заботы. Через сотню метров увидел здание Отделения дороги. Вот он - мозговой центр железнодорожников! Вспомнил, что с самой войны и до недавнего времени начальником Отделения был легендарный Лысенко - Герой Социалистического Труда, орденоносец, очень талантливый и мудрый руководитель. Образцову не приходилось встречаться с Александром Карповичем, но о его «уроках жизни» Иван слышал много. Возможно, придется их теперь вспоминать... Вышел на проспект Ленина. Прямо за углом увидел добротный дом, вспомнил - тут живет, если никуда не переехал, Юрий Путинцев, возглавлявший в свое время районную комсомолию. Надо бы потом найти его, других, кого знал, бывших комсомольских работников, попросить у них совета на первых порах ...

Так, в мыслях да воспоминаниях и дошел до знакомого трехэтажного здания на Центральной площади. Решил начать со встречи с Ципляевым - в ней ведь главная цель приезда. «Первый» был на месте, разговаривал с кем-то по телефону. Кивнув головой вошедшему Образцову, показал рукой на стул - садись, мол.

- Ну, здравствуй, Иван Дмитриевич! - закончив разговор и встав из-за стола, протянул руку Ивану. - Ципляев, Евгений Алексеевич. Охарактеризовали тебя, как парня принципиального, делового, поэтому сразу к делу и приступим! Главного нашего комсомольца Воинова мы рекомендовали секретарем парткома в совхоз «Лискинский», туда, где его отец долгое время был директором. Слышал, наверное, и о нем, и о совхозе. Ну, а тебя хотели бы видеть первым здесь, в горкоме комсомола. Лискинская земля тебе не чужая, Первое Сторожевое, дом родительский, мать с отцом под боком, почаще навещать будешь. Обком тебя так представил, что хоть свое место уступай! А что, может, со временем, и займешь это кресло... Многие наши ребята, оказывается, тоже тебя знают, отзываются хорошо. Жильем обеспечим, так что, поводов для отказа не вижу. Через неделю комсомольский пленум, там все и решим ...

- Справлюсь ли? Район-то не простой!

- Район непростой, это так! На себе испытал. Но, люди здесь отзывчивые, трудолюбивые, любят свой край... Их только поддерживай, помогай - они горы с места сдвинут. И комсомолия активная, боевая, на ее счету много добрых дел, традиций. Все доброе, полезное надо сохранить, умножить, ну и дальше идти...

На том и разошлись, пожав друг другу руки. В горкоме комсомола Образцов, ничем не выдавая свой разговор с Ципляевым, побеседовал с заведующими отделами, инструкторами, с оставшимся «на хозяйстве» вторым секретарем Виктором Кузнецовым. С ним когда-то учились в Давыдовской школе в параллельных классах. Так, в общении с ребятами, с не выходящими из головы мыслями о предстоящем жизненном повороте, и пробежал день. Возвращался в Воронеж вечерней электричкой вместе с Кузнецовым - тот ехал до Давыдовки, где пока жил с семьей. Может, чувствовал что-то парень, может просто из интереса спросил уже перед выходом из вагона:

- Не знаешь, кого ж на «первого» планируют?

- Сам-то как думаешь? - вопросом на вопрос ответил Иван.

- Да по идее меня бы должны... Всегда ж так было - со «вторых» в «первые»...

Образцов не стал расстраивать товарища, протянув малозначащее «Ну, да...». Зачем раньше времени лишать парня надежд? Да и мало еще как все обернется за предстоящую неделю! Вот ведь скажи, привязалось это «Мало ли что ...»!

 

***

 

Волнительная и последняя неделя работы в обкоме комсомола пробежала как один длинный, наполненный нескончаемыми хлопотами день. Предстояло завершить текущие дела, а их у инструктора было немало, навести порядок в документах, которые предстояло передать кому-то из коллег, на всякий случай освежить в памяти Устав ВЛКСМ, решения съездов, пленумов ЦК... Вечерами, дома, перелистывал свежие номера лискинской газеты «Ленинское Знамя», что прихватил с собой во время командировки. Надо было хоть что-то знать о жизни города, района, где придется работать. Серьезно готовиться к любому предстоящему делу - было для Ивана жизненной необходимостью, которая жила в нем уже давно ...

1979 год. Областной слет студенческих строительных отрядов

 

На пленум райкома в Георгиу-Деж его вез первый секретарь обкома комсомола Ежиков. Говорили мало: Анатолий Сергеевич понимал состояние Образцова и дал ему возможность побыть наедине со своими мыслями. Правда, изредка, наверное, для передышки, отвлекал его какими-нибудь малозначительными разговорами. Лишь при подъезде к городу, когда проезжали уже убранные поля совхоза «Лискинский», повернулся секретарь к сидящему на заднем сиденье Ивану, и, сощурив хитровато глаза, в упор спросил:

- А скажи-ка мне, уважаемый Иван Дмитриевич, что такое – «Бонитет почвы»?

Образцов от неожиданности даже растерялся на мгновение. Уж что угодно ожидал он услышать от главного комсомольского вожака области, но, чтобы это... Только потом понял, что мудрый Ежиков подстраховывает его по образованию, проверяет, готов ли будущий вожак районной комсомолии не только лозунгами да призывами заниматься, но и разбираться в производственных вопросах, которыми живет район.

- Насколько я помню, «Бонитет» - это свойства почвы и уровень урожайности возделываемых на ней культур. Как бы суммарный показатель плодородия. У каждого региона, в каждой зоне он свой...

- А в чем же он измеряется?

- По-моему, в баллах...

- Ну, и сколько же баллов здесь, в передовом хозяйстве области? Теперь ты тут не сторонний человек, все знать должен.

Этого будущий первый секретарь горкома комсомола не знал, потому и признался в этом честно. Добавив: «Спасибо, Анатолий Сергеевич, за науку! Учту!»

... Перед началом работы пленума зашли еще раз к Ципляеву, потом заворгу горкома партии Ильющенко, которого почему-то все боялись. То ли потому, что тот хорошо знал свою работу и постоянно придирался ко всем по всякой мелочи; то ли потому, что пользовался большим доверием у «первого», а может еще и оттого, что был мужиком шумноватым, постоянно кричал на всех вся без устали. Единственное, что сглаживало в нем эти все его «причуды», так это то, что, будучи хохлом по происхождению, он прекрасно исполнял песни на украинском языке. В будущем Образцов, тоже отлично владеющий песенным мастерством, использует эту «слабость» партийного начальника в налаживании с ним добрых деловых отношений. Их редкие, поражающие слаженностью и отличным звучанием голоса, покоряли сердца и души то незабываемой «Ты ж мэнэ пидманула...», то …

Но это будет потом, а пока ...

1978 год. С родным братом Михаилом, в период нахождения его краткосрочном отпуске

 

... Пленум собрали в зале заседаний, расположенном рядом с кабинетами горкома комсомола. Волнение Образцова утихло лишь тогда, когда после выступлений Ципляева и Ежикова, предложивших избрать его первым секретарем горкома, из зала раздались одобрительные голоса: «Знаем! Свой человек! Хорошая кандидатура!» Потом выступили несколько человек из числа подготовленных, потом за него единогласно проголосовали, он ответил словами благодарности за доверие, принял поздравления... Одним словом, все прошло быстро и без всяких неприятных неожиданностей. Только Ильющенко что-то недовольно вычитывал Кузнецову, второму секретарю, а потом, поздравив Ивана, сказал и ему:

Надеюсь, ты теперь явку членов горкома на пленумы обеспечишь настоящую, а не будешь заполнять зал студентами из техучилища. Видел, сколько их на задних рядах сидело!?

Замечание было справедливым, потому Образцов и не обиделся, сделав для себя вывод: начинать надо с элементарной дисциплины, как в аппарате райкома, так и среди комсомольского актива... И это был только первый, отправной пункт предстоящего, далеко непростого пути новоиспеченного вожака лискинской комсомолии...

Привыкший к четкому планированию работы, Иван Дмитриевич и на новом месте не изменил своему правилу. В первые же дни, задерживаясь порою до позднего осеннего часа, намечал первоочередные пункты деятельности горкома, планировал свои посещения первичных организаций, знакомство с активом... Но, как говорят: «Мы предполагаем, а Бог располагает!»  Дело-то шло к концу октября, к предстоящему 60-летнему юбилею Ленинского комсомола, а, значит, все усилия должны быть подчинены подготовке к этому важнейшему событию в жизни ВЛКСМ. Так что, всю «плановую систему» пришлось на время отложить и с головой включиться в эту работу. Тем более, что проходила она при непосредственном участии горкома партии и его первого секретаря...

И вот, 29 октября, в Клубе железнодорожников, где проходили самые важные политические мероприятия города и района, уже с утра звучали праздничные марши духового оркестра, из динамиков лились комсомольские песни, к центральному входу подъезжали и подходили все новые и новые участники торжественного заседания, посвященного юбилейной дате. Образцов прибыл в клуб заранее: нужно было посмотреть все своими глазами, убедиться в готовности, встретить высоких гостей. А их будет немало: секретари и члены бюро горкома партии, руководители рай и горисполкомов, многих районных организаций, ветераны войны и труда, директора предприятий, председатели передовых хозяйств... Волновался комсомольский вожак, однако выдержку и уверенность в том, что все пройдет хорошо сохранял. Только когда вместе с членами президиума вышел на сцену, глянул в переполненный до отказа зал, зачастило немного сердце в груди: сколько людей-то собралось, да каких! Сколько радости на их лицах, сколько ожиданий чего-то необыденного, торжественного! И он, Иван Образцов, не должен ни одним штрихом, ни одной мелочью омрачить эту радость, эти ожидания, этот праздник, за который, кто бы не участвовал в его подготовке, в конечном счете, отвечает он - первый секретарь горкома комсомола.

Поздравительное слово первого секретаря горкома партии слушал внимательно, хотя в голове крутились уже строки из доклада, с которым ему сейчас предстоит выступить. Как всегда, писал его Образцов сам, собрав только нужную информацию.

Во-первых, так, как хочется сказать самому, никто не напишет. Во-вторых, готовя доклад, быстрее и больше узнаешь о практических делах районной комсомолии, конкретных людях, все это остается в твоей памяти. Даже за эти несколько дней работы на новом месте удалось со многим и многими познакомиться, сделать для себя какие-то пометки, выводы. Хотя, он отчетливо понимал, что это была лишь малая крупица на его предстоящем пути ...

- Слово предоставляется первому секретарю горкома комсомола Ивану Образцову, - объявил председательствующий.

Доклад был небольшим, но емким по содержанию, может, поэтому зал слушал комсомольского вожака со вниманием. А может, была и другая причина: участникам собрания хотелось не только увидеть нового «первого», но и услышать его мысли, узнать о планах... И Иван, хорошо поставленным голосом, четко чеканя каждое слово, поздравил всех с юбилеем, коротко перечислил основные достижения районной комсомолии, поблагодарил за приветствия и пожелания... И за все последние дни, первый раз счастливо улыбнулся, услышав бурные рукоплескания зала... Значит, все нормально, значит, свой он теперь парень на этой земле!

Потом были выступления комсомольских активистов, ветеранов партии - среди которых Образцову особенно запомнились два - Виктор Иванович Великий и Евгений Константинович Трелин. Два земляка-лискинца, две легенды, две неповторимые героические судьбы. Первый - комсомолец с 1921 года, участник освобождения Европы от фашистских захватчиков, Герой Советского Союза... Второй, с черной повязкой на глазах - живая легенда, образец истинного мужества! Потеряв на фронте зрение, не сдался, не сломился, живет наперекор всем испытаниям, встречается со школьниками...

Подумалось: вот она, живая история Ленинского комсомола! Вот те, с которых нужно делать свою жизнь нынешним комсомольцам! Жаль только, что уж больно редко выводим таких людей в молодежные аудитории, комсомольские организации. Надо непременно и быстрее исправить это, делая пометку в своем рабочем блокноте, решил Иван ...

Когда на следующий день после торжества Образцов по привычке заглянул в тот блокнот, он почти весь был испещрен сделанными на ходу подобными записями.

- Вот тебе, дорогой товарищ, и первоочередной план твоей деятельности! - усмехнулся он сам себе. Лучше и точнее вряд ли когда напишешь!

Несколько дней Образцов мотался по предприятиям, колхозам, побывал в школах, участвуя в проводимых там торжествах, посвященных юбилею комсомола, и только через неделю-другую попробовал войти в нормальный рабочий режим...

 

***

 

В том, что никакого нормального режима в комсомольской работе не было и никогда не будет, Образцов убедился скоро. В кабинете сидеть почти не приходилось: то участие во всяких районных совещаниях-заседаниях, то поездки в комсомольские организации, в обком комсомола... Правда, рабочие планерки с аппаратом проводил регулярно, да и свой план действий старался «вписать» в суматошную жизнь. В конце уходящего года предстояло провести пленум горкома комсомола по проблемам воспитания молодежи и, готовясь к нему, первый секретарь объехал чуть ли не весь район - старался побольше собрать фактического материала для доклада. Хоть и была некая робость, начал с железнодорожного узла. Вместе с секретарем Узлового комитета комсомола Геннадием Плужниковым встретился с молодежью и локомотивного, и рефрижераторного депо, побывал на станции, ПЧ, ШЧ и всяких других разных «Ч»...

Особенно понравилось, как работают тут «Комсомольские прожектора». Чуть что где не так - высветят на стенде виновников, невзирая на лица так, что те потом долго от стыда лица свои прячут от людей! Везде бы такую смелость и оперативность, как тут, у железнодорожников!

Уже потом понял, что зря волновался: разговор с ребятами везде получался деловой, интересный и полезный. Молодые машинисты даже пригласили проехаться, когда будет время, на электровозе, чтобы знал комсомольский вожак о самой уважаемой в городе профессии не понаслышке. Правда, не обошлось и без присущей локомотивщикам «подковырочки». Уже прощаясь, один из машинистов спросил у Ивана: «В Деж к нам надолго, или на пересидку?» Образцов даже растерялся поначалу от неожиданности: он как-то совсем не задумывался об этом. Поэтому и ответил без виляний:

- Не знаю ... Буду работать, стараться, а там как получится. Не все ведь от меня зависит ... Скажет партия «Надо!» - отвечу «Есть!».

Видно ответ ребятам понравился, потому как больше «колючих» вопросов не задавали, расстались по-дружески ...

... Порадовался Образцов, увидев в совхозе «Лискинский» «Сад счастья», где молодые мамы и папы сажали деревца в честь новорожденных детей, ухаживали за ними. Родилась идея привести сюда всех секретарей сельских комсомольских организаций, распространить эту традицию в других местах...

... В швейном объединении «Дон» понравилось, как организовано социалистическое соревнование молодежных бригад и наставничество. Неплохо бы внедрить такое в другие рабочие коллективы... Видно приглянулся девчатам симпатичный паренек - разглядывали его со всех сторон, а одна бойкая швея, оглянув подруг, с хитренькой улыбкой спросила:

А что ж, секретарь наш, семейный? А то у нас выбор-то вон какой!

Опоздали, девчата насчет выбора! - улыбкой на улыбку ответил Иван, и добавил, - но приезжать к вам буду, хорошо здесь у вас! Молодцы!

... В колхозах радости поубавилось. Комсомольские организации вроде бы и были везде, а вот работы их живой, активной, не видно. Даже собрания комсомольские проводились от случая к случаю, не говоря о чем-то другом. Пришлось серьезно поговорить об этом с секретарями партийных организаций, пообещав, что обязательно поднимет эту проблему комсомольском пленуме...

Так что, доклад получился толковым, конкретным, что понравилось и самому докладчику, и активу, и даже заворгу Ильющенко...

Молодец! Правильно разделал сельских парторгов! В ближайшее время проведем пленум горкома партии о партийном руководстве комсомолом.

И вскоре такой пленум состоялся. Это была первая серьезная победа нового вожака районной комсомолии в стремлении привлечь партийное внимание к жизни молодежи. Тем более, что впереди была отчетно-выборная компания в комсомоле, которая вновь погрузила Образцова в бесконечные поездки по району. На «хозяйстве» оставался Виктор Кузнецов, второй секретарь, который после избрания Ивана первым, признался:

- Если честно, я даже рад, что не меня рекомендовали. И характер у меня мягковат для лидера, да и возраст уже на подходе ... Так что, до конференции постараюсь не подвести, а ты пока ищи мне замену.

Не подводил парень, старался, потому-то Образцов и мог больше быть на местах, чем в своем кабинете. Хотя и тут дел было невпроворот. Заседания бюро, совещания с секретарями комсомольских организаций, рабочие планерки... Договорился с редактором районной газеты Л.В. Выборновым о возобновлении ежемесячного выпуска страницы «Комсомолец Придонья», и теперь надо было собирать, редактировать материалы, писать при необходимости передовицы...

1978 год. В составе делегации Воронежского обкома ВЛКСМ в городе-побратиме Брно

1978 год. Делегация посещает производственный объект

 

В общем, круговорот дел так захлестнул Ивана Образцова, что когда однажды осенним вечером, возвратившись из какого-то села в горком, он увидел загадочно улыбающиеся лица горкомовцев, удивился:

- По какому поводу счастье испытываем?

А те, чуть ли не хором в ответ:

- Проставиться бы надо! Как-никак, годик нынче исполнился твоего секретарства!

Взъерошил Иван Дмитриевич от растерянности чуб свой - сказать то нечего. Что

правда, то правда - совсем обо всем забыл!

- Минут двадцать дадите на подготовку?

- Да мы уж тут сами все подготовили! Зинаида Дмитриевна такой стол накрыла, что до утра гулять хватит!

До утра не до утра, а просидели в дружеском кругу допоздна. Поначалу о делах поговорили, а потом, как-то незаметно, перешли к песне. Вспомнили «Там, вдали за рекой...», «Комсомольцы-добровольцы», «Подмосковные вечера»... Иван пел с присущей ему душевностью, хорошо поставленным голосом, и ребята с удивлением и гордостью смотрели на своего вожака - хорош, чертяка!

 

***

 

... А время безжалостно подминало под себя бегущие чередой дни и ночи, наполняло их все новыми и новыми событиями, окончательно убедив Образцова в несбыточности его стремлений к плановой, системной работе. В конце года, на пленуме, сменились второй и третий секретари горкома, заведующий орготделом и, хотя на их место пришли относительно подготовленные ребята, пришлось больше заниматься организацией их работы. Да и предстоящая в конце года городская отчетно-выборная комсомольская конференция требовала особого внимания. Сделано немало, только Иван все равно волновался - нерешенных проблем было еще тьма! Но вот и конференция позади, улеглись вроде бы волнения, да только надолго ли?

1980 год. На острове Свободы Куба в составе делегации Воронежского обкома ВЛКСМ. На снимке: Иван Образцов (справа) и заведующий отделом комсомольских организаций Воронежского обкома ВЛКСМ Виктор Шевцов

 

Началась подготовка к предстоящим выборам, и первому секретарю горкома комсомола, как кандидату в депутаты районного Совета, пришлось большую часть своего рабочего времени посвятить встрече с избирателями в селе Селявное. Больших обещаний не давал, говорил с людьми простым, доходчивым языком о жизни, их проблемах. В чем мог, помогал тут же, не откладывая дело в долгий ящик. Поверили своему будущему представителю в районной власти - избрали почти единогласно. Так что дел и обязанностей стало еще больше...

... Что такое два года в молодой, насыщенной занятостью и событиями жизни, Иван Образцов поймет уже потом, спустя годы. Когда будет с теплотой и неким сожалением вспоминать свою работу в Георгиу-Деже. Когда признается мне, что это был просто миг в его большой и непростой биографии, но именно он стал первым серьезным испытанием на прочность, настоящей школой жизни, потому что та каждый день давала ему свои неповторимые уроки. И закончит свои воспоминания рассказом об одном из них, оставшимся в его памяти на всю последующую жизнь.

1978 год. Ветераны Лискинской комсомольской организации на встрече в г. Г-Деж в

День празднования 60-летия ВЛКСМ (27.10.1978 года)

 

Случилась эта неординарная история на втором году моей работы на лискинской земле. Помнится, дело было в начале мая. Совместно с дирекцией районной киносети мы, проводили кинофестиваль, посвященный Дню Победы. И вот, директор киносети,

работавший до недавнего времени инструктором горкома комсомола, Володя Дубровский, ни с того, ни сего, вдруг говорит мне:

- А хочешь, познакомлю тебя с твоим идеологическим противником?

- С кем это? - Спрашиваю.

- А с батюшкой нашим, отцом Иваном.

Поначалу от такого неожиданного предложения откровенно растерялся. Тогда, ведь, времена в этом плане суровые были, сам знаешь! Не дай, Бог, узнают в горкоме партии, что первый секретарь горкома комсомола с попом встречался - и партбилет положишь, и с работы полетишь.

- Ты чего - говорю, - шутишь, что ли?

- Да не боись, никто не узнает, мы все втихаря обтяпаем! Не пожалеешь!

Мне не приходилось до этого случая встречаться с церковнослужителями, тем более, говорить о чем-то, потому, наверное, и начало просыпаться любопытство.

- А как ты это сделаешь?

- Да запросто! Завтра воскресенье, после обеда заеду за тобой, и поедем. А там сам все увидишь...

Хоть и рискованное затевалось дело, но согласился. А чего тут плохого, в конце концов?! Увижусь лицом к лицу со своим оппонентом, послушаю его, а придется, так могу и поспорить с ним, как главный герой фильма «Все остается людям». Ну и пусть, что он седобородый старец, истина дороже!

На следующий день с Дубровским, на его «уазике», стали недалеко от церкви, ждем попа. Через какое-то время выходит из Храма молодой парень в спортивном костюме, надевает на голову шлем и садится на красный мотоцикл – «Яву». За спиной висит черный чехол, в котором гитару носят. Завел мотоцикл, газанул пару раз, и в ворота!

- Теперь и нам можно двигаться! - отозвался Володька.

- Как двигаться? А батюшка?

- Так вон он, на «Яве» погнал... На Дону ждать нас будет, там сейчас никого нет, рано еще купаться.

Пока я, ошарашенный происходящим, молчал, Дубровский уже на всех парах мчал в сторону понтонного моста, вслед мотоциклисту...

... - Выходит, два Ивана встретились! - после знакомства улыбнулся отец Иван. - Это хорошо, не перепутаешь за разговором...

Расположились на уютной полянке среди кустов. Тишина, солнце весеннее припекает, птички поют. Прямо как в раю, да еще и со священником! Правда, мое изначальное представление о нем, развеял и возраст парня - где-то лет тридцать, не больше, и его спортивная одежда, и озорное, не по служению лицо, и тут же оказавшаяся в руках гитара с широким заплечным ремнем.

1980 год. В минуты отдыха

 

Пост кончился, теперь можно и струной побаловаться! - И уже ко мне: Высоцкого люблю! Его песни могу сутками петь! - И взял первые аккорды...

Я и сам хорошо пел, в том числе и что-то из репертуара Владимира Семеныча, но такого мастерского исполнения его песен не слышал никогда! Чуть хрипловатым голосом, с такой же, как у Высоцкого натугой, отлично владея гитарой, Иван пел и про загнанных лошадей, и про охоту на волков, и про баньку по-черному... И только устав, наверное, а может, боясь надоесть новому знакомому, остановился и положил гитару на одеяло ...

А потом, под рюмку-другую церковного кагора, что он привез с собой, разговорились. Несмотря на свою относительную молодость, священник оказался хорошо эрудированным, грамотным не только в делах религии. Он весьма просто и убедительно говорил о жизни насущной, молодежных проблемах, и что мне больше всего понравилось - не было в его словах ни поучений, ни понуканий. Он просто рассуждал.    

- Вот вы, комсомольские активисты, перед Пасхой дежурили у церкви, следили, чтобы молодые люди не ходили на службу. Это ваш долг, обязанность, в конце концов. Я понимаю. Но, вспомнил ли кто-нибудь давние мудрые слова: «Запретный плод особо сладок?» Может, стоит хотя бы раз дать молодым людям свободно побывать на этом православном празднике, и вы убедитесь, что многими движет не вера в Бога, ее у них еще нет, а простое любопытство. И не надо бояться, что кто-то после этого снова пойдет в Церковь - у кого душа запросится туда, того не остановишь никакими преградами!...

                Время все меняет. Так было и так будет! Были годы, когда камни собирали и строили из них храмы. Потом пришла иная пора - церкви начали разрушать и камни эти разбрасывать. Но, поверьте, Иван, придет время, когда те, кто их разбрасывал, или их потомки, будут вновь строить из них церкви и даже стоять в них со свечами в руках. И мы с Вами можем увидеть это своими глазами, коли Бог даст дожить...

- … Вроде бы и готовился я к отстаиванию своих атеистических убеждений, - задумчиво рассуждал о прошлом Образцов, - но после таких рассуждений священника не осмелился что-то говорить. Его слова долго еще стояли в моей голове: и когда дуэтом продолжали петь Высоцкого, и когда прощались, будто старые друзья, и после... Они во многом изменили мое духовное мировоззрение, заставили по-другому смотреть на жизнь, на верующих людей. И скажу тебе, Алексеич, честно, - обратился он ко мне, - когда пришло это вот время, время диаметрально противоположного отношения власти, общества к Церкви, религии, мне было немного легче, чем другим из нашего рода-племени ...

 

***

 

​​​​​​​

2013 год. Встреча 1-х секретарей Лискинского (Георгиу-Дежского) горкома ВЛКСМ. Рядом с И.Д. Образцовым (слева),

глава Лискинского муниципального района, ветеран комсомола Виктор Владимирович Шевцов

 

...Таким вот небольшим оказался мой рассказ о давнем друге юности, известном земляке Иване Дмитриевиче Образцове. О его жизни и комсомольской работе на земле лискинской. О чем-то он поведал мне сам, что-то удалось выудить из собственной памяти, что-то наверняка осталось недосказанным. Потому что невозможно вместить в короткое повествование часть человеческой судьбы, даже если эта часть совсем мала. Потом были другие, разные по своему измерению и событийности отрезки жизненного «образцовского» пути, но это уже совсем другая история ...


Яндекс.Метрика
статистика-