Владимир Макаров (Семилукский). МЫ НЕ ПРОСТО РАБОТАЛИ, МЫ ЖИЛИ В КОМСОМОЛЕ

Грядущее 100-летие со дня образования комсомола дает дополнительный повод для размышлений об этой уникальной в мировой практике молодежной организации, ее роли в истории нашей страны, для раздумий о том, как повлиял молодежный союз на формирование нескольких поколений ее граждан, на жизнь каждого из них – и на твою собственную.

Пятьдесят три года прошло с того дня, когда мне, четырнадцатилетнему восьмикласснику Орловлогской средней школы, в кабинете первого секретаря Семилукского райкома комсомола были вручены комсомольский билет и значок, подтверждающие мою принадлежность к этому великому и замечательному союзу – ВЛКСМ. Более значимого и важного события представить себе я тогда был не в силах. Разве мог я в далеком 1965 году предположить, что спустя 10 лет в том же самом кабинете на первом этаже известного всем семилукцам Дома Советов на улице Ленина будет стоять мой рабочий стол первого секретаря райкома комсомола?

Судьба, однако, распорядилась именно так. И сегодня я бесконечно благодарен ей за то, что она дала мне возможность начать свою самостоятельную жизнь с освобожденной работы в Семилукском райкоме комсомола.

Буквально через несколько дней после получения диплома об окончании историко-педагогического факультета Воронежского государственного педагогического института в июне 1973 года я пришёл в райком на должность инструктора и тут же целиком погрузился в кипучую и интересную для меня работу: комсомольская жизнь вокруг буквально бурлила.

Через два месяца я стал секретарем райкома по работе с учащейся молодежью, а спустя еще месяц был призван на действительную военную службу, проходить которую мне довелось в прославленной Гвардейской Таманской дивизии. После демобилизации меня избрали сначала вторым, а затем первым секретарем Семилукского райкома ВЛКСМ.

В Семилукском райкоме комсомола я проработал в общей сложности немногим более четырех лет. Пожалуй, самым ярким и запоминающимся событием этого периода было участие в качестве делегата в работе XVIII съезда ВЛКСМ, который проходил в апреле 1978 года. Таким образом была отмечена моя работа по руководству районной комсомольской организацией, которая считалась одной из лучших в области. Не скрою, меня переполняла гордость. Может быть, кому-то это покажется чересчур пафосным, но я до сих пор отчётливо помню ни с чем не сравнимую атмосферу этого съезда – атмосферу юношеского задора, энтузиазма и устремленности в будущее.

По обычным жизненным меркам четыре года – не такой уж большой срок. Сколько, однако, вместили в себя эти годы! Ежегодные фестивали комсомольской и молодежной песни, соревнование комсомольско-молодежных уборочных агрегатов, итоги которого регулярно публиковались в районной газете и «Молниях» районного штаба, торжественные проводы призывников района в ряды Вооруженных Сил – с духовым оркестром и маршем под знаменем районной комсомольской организации, ночные рейды «Комсомольского прожектора» по сохранности зерна в периоды уборочной страды, комсомольские «огоньки», закладка сквера у центральной районной больницы, празднования Дня молодежи на улицах города, военно-спортивные игры «Орленок» и «Зарница», легкоатлетические эстафеты на призы райкома комсомола, слеты студенческих строительных отрядов, мото- и лыжные пробеги по местам боевой славы и многое, многое другое... Всего просто не перечислить, но разве можно это забыть?

Приходится лишь удивляться, как удавалось все это организовывать и проводить, практически не имея в своем распоряжении сколько-нибудь значимых административных, кадровых, финансовых и иных ресурсов. Ответ, видимо, заключается в том, что их отсутствие с лихвой компенсировалось юношеским задором, романтикой, верностью той идее, которой мы служили и которой стремились увлечь других. Мы не просто работали в комсомоле. Вернее будет сказать, что мы жили комсомолом.

Выражения типа «комсомольская номенклатура», «комсомольская бюрократия» никак не могут характеризовать жизненную позицию подавляющего большинства освобожденных комсомольских работников моего поколения. Не исключаю, что при желании единичные примеры приспособленчества найти можно. Однако попытки обобщать их, по моему глубокому убеждению, исходят от конъюнктурщиков, которым не посчастливилось работать в комсомоле.

Придя на работу в комсомол неопытными юнцами, мы контактировали и решали важные вопросы с умудренными жизненным опытом крупными руководителями, практически в ежедневном режиме общались с ними. Так – в ускоренном режиме – мы познавали жизнь. Думаю, что именно поэтому комсомол по праву принято считать универсальной и эффективной системой подготовки кадров. Умение общаться с незнакомыми людьми, объективно оценивать их слабые и сильные стороны, прогнозировать поведение в той или иной ситуации не раз помогало каждому, кому довелось работать в комсомоле. Чтобы убедиться в верности определения комсомола как «кузницы кадров», достаточно задаться вопросом: «А кем стали бывшие освобожденные комсомольские работники и активисты?» Все, с кем мне посчастливилось работать в Семилукской районной комсомольской организации (я имею в виду освобожденных работников и актив, прежде всего, из числа секретарей комсомольских организаций), с достоинством и честью приняли вызов времени и стали известными и уважаемыми в районе и за его пределами людьми. Всем им я бесконечно благодарен за годы совместной работы и верность комсомольской дружбе. Мы регулярно общаемся, и на наших встречах царит атмосфера подлинного товарищества и братства.

В начале 1979 года в моей «комсомольской» биографии произошло событие, которое, как потом оказалось, предопределило всю мою последующую жизнь. Я был избран секретарем Воронежского обкома ВЛКСМ. Официальные и неформальные поздравления, дружеские объятия, пожелания успехов – все это было. Однако это не соответствовало моим представлениям о моем «комсомольском» будущем. К тому времени я чувствовал себя твердо стоящим на ногах, ощущал поддержку дружной райкомовской команды, установил хорошие рабочие, а в ряде случаев и дружеские личные отношения со многими руководителями районного звена и коллективов на местах. Все это я рассматривал как задел на будущее и свои планы связывал исключительно с Семилукским районом.

Судьба, тем не менее, и на этот раз распорядилась по-своему. Передо мною встали задачи, о путях решения которых я имел самое смутное представление. К примеру, пришлось в сжатые сроки выстроить систему работы обкома с творческой молодежью, т.е. с молодыми артистами, писателями, композиторами, художниками, архитекторами. Предметом каждодневной заботы, а иногда причиной возникновения ситуаций «на грани нервного срыва» становилась областная газета «Молодой коммунар». Немало хлопот было связано с деятельностью бюро международного молодежного туризма «Спутник».

С избранием моей кандидатуры в 1980 году вторым секретарем обкома круг решаемых мной вопросов заметно расширился, в том числе за счет включения в него многочисленных, порой очень сложных и совершенно новых для меня финансовых, правовых, медицинских и иных проблем, касающихся функционирования студенческих строительных отрядов.

Ярким эпизодом «обкомовского» периода моей комсомольской жизни стала работа в качестве председателя оргкомитета по подготовке и проведению в Воронеже в 1980 году Всесоюзного слета ветеранов-пехотинцев, посвященного 35–ой годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Несколько дней практически весь город жил этим грандиозным по размаху зрелищем! Организационных, технических и собственно творческих вопросов было так много, что на завершающем этапе оргкомитет работал в круглосуточном режиме.

Так же интенсивно в течение нескольких дней пришлось работать в качестве руководителя штаба комсомольского эшелона, когда молодые добровольцы из Воронежской и ряда других областей направлялись на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку КАТЭК – строительство Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса.

Избрание делегатом XIX съезда ВЛКСМ, работа в составе официальной делегации советской молодежи на Олимпийских играх в Москве – это тоже эпизоды моей комсомольской юности.

Бег времени, однако, неумолим. Хорошо помню августовский день 1982 года, когда пленум освободил меня от обязанностей второго секретаря Воронежского обкома комсомола «в связи с переходом на другую работу». Были аплодисменты, официальные и неформальные благодарности за проделанную работу, поздравления с «выдвижением на ответственный участок», пожелания, напутствия. Был, естественно, и прощальный «посошок» с близкими друзьями. Однако, как я ни старался ее развеять, на душе была нестерпимая грусть и, если честно признаться, полная опустошенность. Я понимал, что в моей жизни уже никогда не будет Комсомола в том виде, в котором я его себе представлял. Тогда, прощаясь, я сказал: «Спасибо тебе, Комсомол, за то, что ты был в моей жизни. Благодаря тебе я стал тем, кем я хотел стать и кем стал. Со своей стороны я делал для тебя все, что было в моих силах. Постараюсь не подвести тебя, Комсомол, и впредь». Эти слова я готов повторить и сейчас, 35 лет спустя.


Яндекс.Метрика
статистика-