Александр Попиков (кор.сайта). ВОСПИТАННИК КОМСОМОЛА

Начальник Юго-Восточного УВД на транспорте
генерал-майор милиции В.И. Краснов


Генерал – майор милиции Владимир Иванович Краснов в органы внутренних дел направлен по комсомольской путевке. Прослужил 41 год. Прошел путь от лейтенанта до генерала, от инспектора уголовного розыска до руководителя крупнейшего подразделения МВД на железных дорогах страны. Ему удалось не просто впитать лучшие качества сотрудника милиции, но и стать одним из самых ярких представителей транспортной милиции России, символом целого поколения сотрудников органов внутренних дел на ЮВЖД рубежа 20-21 веков.


Масштаб личности генерал-майора милиции Краснова таков, что журналистов было не удержать: о нем писали, говорили, спорили. В период службы о Краснове вышло немало очерков, семь из них вошли в состав сборников, свет увидели три повести, где Владимир Иванович действует под своей фамилией, либо, вследствие авторской фантазии, под фамилией генерала Белова.

Родился 25 июня 1948 года в поселке Красная Горка Чернавского района Рязанской области. Но корни - в Бобровском районе Воронежской области. Родители, Иван Петрович и Полина Сергеевна, как молодые специалисты, после окончания Хреновского лесного техникума были направлены на работу в качестве лесоводов в Рязанскую область. Там он и родился. Вскоре молодая семья вернулась на родину. Воронежская земля, взрастившая его дедов и отцов, по праву является родной колыбелью, и он всегда помнил об этом, гордился причастностью к Воронежскому краю, равно как и к Юго-Восточной магистрали. Родители обосновались в селе Хреновом. По словам Владимира Ивановича, «детство ему запомнилось именно школой», а до нее - шесть километров (обратно - тоже шесть!). Дома - дела по хозяйству. Родители привили мальчику драгоценные качества: умение трудиться и уважительно относиться к добросовестно работающим людям. В детстве Володя мечтал быть разведчиком, готовил себя к этому, занимался спортом, закалял волю, старательно учился.

1956 год. Учащиеся 1 «б» класса
Хреновской СШ Бобровского района
с первой учительницей Анной Романовной.
Снизу, во 2-м ряду, третий справа,
будущий генерал милиции Краснов

После школы Владимир Иванович по настоянию родителей поступил в Воронежский лесотехнический институт. А после прохождения срочной службы в армии выбор сделал все-таки в пользу транспортной милиции, что совсем не было случайностью, ибо в институте он был командиром комсомольского оперативного отряда, являлся внештатным сотрудником милиции. В ходе ежедневных многочасовых поездок в электричках на учебу в город случалось многое, хулиганья и пьяни встречалось немало, но он не изменял своим принципам.

В августе 1972 года Краснов был направлен по комсомольской путевке на службу в органы внутренних дел на транспорте. Вскоре его избирали секретарем комсомольской организации ЛОВД на станции Отрожка (конечно же, неосвобожденным). Старшее поколение помнит, а молодежь пусть уж верит на слово: стать секретарем комитета комсомола было непросто, нужны были задатки лидера, высокие нравственные качества, позитивное отношение к тебе со стороны коллектива, а также, начальника ЛОВД, партийной организации и замполита. Иного просто не дано!

1979 год. Краснову, как наиболее подготовленному оперработнику, в числе лучших сотрудников Юго-Восточного УВД на транспорте, предложено продолжить службу «в условиях жаркого высокогорного климата». С Юго-Восточной уезжало шестеро: Ю.Н. Чевелев, В.И. Грачев, В.И. Елов, А.Н. Маликов, А.В. Петрыкин и он. Командировка длилась год.

Справа оперуполномоченный
уголовного розыска ЛОВД
на ст.Отрожка Краснов

Служил в Афганистане в спецподразделении «Кобальт», стоящем в ряду прославленных подразделений «Альфа», «Вымпел», «Каскад», других отрядов и групп Комитета госбезопасности и Министерства обороны нашей страны. В восьмидесятые годы о существовании отряда «Кобальт» знал лишь узкий круг руководителей МВД СССР и Демократической Республики Афганистан. Отряд состоял из небольших групп разведчиков, разбросанных по всему Афганистану с целью оказания помощи народной власти в становлении органов внутренних дел (МВД Афганистана называлось Царандой). Сотрудники «Кобальта» осуществляли в царандоевских подразделениях советническую и инструкторскую деятельность, участвовали в создании на магистралях и рокадных дорогах блок-постов, своеобразных фильтров миграции гражданского населения, занимались оперативной работой по сбору необходимой информации и участвовали в ликвидации бандгрупп и бандформирований.

Из «афганской» характеристики майора милиции Краснова В.И.: «Лично участвовал в подготовке разведданных и проведении семи войсковых операций. Только в ходе одной из них, с 10 по 24 мая, в сложных условиях, с риском для жизни сумел вывести подразделение Советской Армии к месту расположения одной из банд. В результате боя было изъято большое количество оружия, в т.ч. 1 орудие, 2 миномета, 4 крупнокалиберных пулемета, 3 гранатомета, а также крупный склад боеприпасов...».

В представлении к ордену Красной Звезды говорится: «… представляется к награждению за личную смелость и мужество…». Вот так! За личные качества, за конкретное дело, а не в командном зачете. И до последнего дня службы, если уж продолжить спортивную терминологию, генерал-майор милиции Краснов являлся «играющим тренером». Он не только обучал правилам нелегкой борьбы с преступностью свою команду, но сам, личным примером, вел ее в бой.

1981 год. Перед отъездом в Афганистан.
Справа начальник ЛОВД на ст. Графская
капитан милиции В.И. Краснов

В Афгане ему повезло. Домой вернулся живым. Контузия, острейший гепатит - не в счет, хотя с годами они все чаще и жестче стали о себе напоминать. И сразу, сразу в работу! Он вновь в эпицентре событий, потому его замечают, награждают, повышают. Вскоре становится заместителем начальника ЛОВД на ст. Воронеж-1, начальником экспертно-криминалистического отделения управления, начальником отдела БХСС, заместителем, первым заместителем начальника Юго-Восточного УВД на транспорте. Отличительная черта Владимира Ивановича - стремление к знаниям. После Афганистана сдал кандидатский минимум, усиленными темпами подготовил кандидатскую диссертацию. В связи с научными изысканиями обратил на себя внимание Академии МВД России, откуда поступают лестные предложения о переводе, но руководство его ведомства, как и положено людям в погонах, кратко и просто сказало: «Ты нужен здесь».

В феврале 1993 года полковник милиции Краснов возглавил Юго-Восточное УВД на транспорте (далее – УВДт).

Участок обслуживания УВДт – Юго-Восточная железная дорога вместе с принадлежащими ей предприятиями и организациями. Дорога тогда проходила через 12 областей России с населением 13 млн. человек. Обилие регионов существенно влияло на организацию работы: в то время все сильнее набирали обороты процессы децентрализации власти. Многие губернаторы ельцинский тезис «все, что не запрещено законом, то разрешено» истолковали буквально. 1993 год – это продолжающийся кризис в экономике, разгул дикого капитализма. Бизнесмен, взявший за принцип честную и праведную работу, неминуемо терпел бедствие, страдал от «налогообложения» рэкетиров. Налогоплательщики на свои деньги фактически содержали два государства: легитимное и криминальное. Железная дорога с огромным объемом грузоперевозок, развитой инфраструктурой представлялась лакомым кусочком для нечистых на руку людей. 1993 год – это кризис идеологии. Под цели новых политических сил подгонялась текущая действительность. Без разбору и с перебором сыпалась соль на незатянувшиеся раны прошлого, что вызывало рецидивы вражды среди недавно братских народов...

Власть наверху должна была что-то делать, и это «что-то» ограничивалось словесными программами и обещаниями, грозными наставлениями, которые никто не слушал - люди отчаялись в своих надеждах и уже не хотели никому верить, в том числе и Его величеству Закону. Милиция оказалась между жерновами проржавевшей власти и резким взлетом преступности, ее агрессивностью и жестокостью. Участились факты неповиновения сотрудникам милиции. Материальное оснащение линейных подразделений становилось все хуже и хуже. Для осуществления оперативно-служебных задач не хватало автомашин, бензина, современной аппаратуры. Имели место перебои с выплатой заработной платы. Люди стали уходить туда, где работать приходилось в разы меньше, а зарплата в разы больше и выплачивалась регулярно. Оперативная сводка, исправно ложившаяся на стол генерала, день ото дня становилась все длиннее и длиннее.

Только не таков был новый руководитель транспортной милиции на ЮВЖД, чтобы рост преступности, ее организованных форм, соотносить только с объективными обстоятельствами - развалом экономики, обнищанием людей, их социальной неустроенностью, хотя все это имело место быть, ожесточало людей, стимулировало рост правонарушений и преступлений. Сказалось умение Краснова выделить главное в работе, научный подход к делу. Аппарат управления, руководители всех уровней, милицейский актив начали мучительный поиск приоритетных направлений служебной деятельности, на которых можно было бы сосредоточить имеющиеся силы и средства. Над прежними задачами по защите чести и достоинства граждан, охране общественного порядка, предупреждению и раскрытию преступлений надо было думать, докапываться до истинных причин, проявлять инициативу – словом работать по-новому. В общей постановке ими стали: борьба с преступностью в сфере экономики, незаконным оборотом оружия (давала знать близость ЮВЖД к Северо-Кавказскому региону), незаконным провозом наркотических средств, поступающих из Средней Азии, контрабандным провозом драгоценных ме-таллов и материалов стратегического назначения, преступлениями в сфере высоких технологий, борьба с терроризмом. Особое внимание – наиболее криминогенным объектам грузового хозяйства, станциям формирования поездов, сортировочному процессу, маневровым работам, а также «мелким» хищениям, буквально захлестнувшим ЮВЖД: разоборудованию средств сигнализации и связи, магистральных частей воздуховодов, хищению крышек букс, крепительных крышек, создававшим реальную угрозу безопасности движения. Воровали, естественно, там, где плохо хранилось, освещалось, охранялось, где не соблюдался пропускной режим. Все тщательно анализировалось, взвешивалось, прокатывалось коллективным мнением и обретало указующий вид.

Растущий авторитет генерала Краснова пробил брешь пренебрежения к транспортной милиции. Многие руководители регионов и органов местного самоуправления с удивлением узнав, что на «их» территории работает еще и транспортная милиция, спешили установить с руководством УВДт по-настоящему рабочие отношения.

В числе первых по стране Краснов пошел на широкий контакт с населением. Сошлюсь на его интервью областной газете «Коммуна» от 6 сентября 1995 года: «Не так давно мы проводили широкомасштабную акцию «Мой вопрос к руководству УВДт» (примечание: акция называлась «Мой вопрос к генералу Краснову», однако Владимир Иванович по этическим соображениям в интервью назвал ее «Мой вопрос к руководству УВДт»). Она прошла довольно плодотворно. В адрес УВДт, линейных подразделений было высказано около 500 критических замечаний, предложений, пожеланий, советов. Отдельные касались служебной деятельности сотрудников милиции. Ни одно из них не осталось без внимания. Нарушителей наказываем строго. Мы не скрываем свои недостатки. Служим спокойно, регулярно информируем население, железнодорожников о своей работе».

Осуществляя руководство управлением, Владимир Иванович стремился уйти от бесконечной и ни к чему не обязывающей говорильни, которой в ту пору была насыщена полоса деполитизации органов внутренних дел. Напомним, когда Краснов возглавил управление, страна переживала не лучшие времена. Ветер перемен, с одной стороны, настежь распахнул зашторенные окна, с другой – перечеркнул, либо грубо исказил многие очевидные вещи, пробудил к жизни мощный поток человеческой мерзости и хлама. Деятельность генерала – удивительное для постперестроечной России явление. Думается, что со временем, когда сложатся в систему имеющиеся документы и факты, Россия еще воздаст должное ему, равно как и другим офицерам, удержавшим страну от распада и разрухи.

Краснов не влезал в политические дебаты, не обличал прошлое, настоящее и непонятное будущее, не пытался пробиться в депутаты. Он просто работал. Харизма Владимира Ивановича, кипучая энергия, упорство в достижении цели вселяли в сердца и души личного состава сотрудников транспортной милиции ЮВЖД, всех, кто болел душой за Россию, уверенность в возрождение страны. Это был «рабочий» и никак не «свадебный» генерал. Краснова любили за человечность, доступность, простоту, справедливость.

Особенно это просматривалось в Чечне - на расстоянии многое видится в ином свете. Сводные отряды Юго-Восточного УВДт стояли заслонами на станциях Терек, Ищерская, Каргинская, Аргун, морской порт Махачкала. В зафартованном у железной дороги вагоне, а то и в двух, юго-восточники всегда везли к месту дислокации массу необходимого для организации походной жизни: продовольствие, снаряжение, стремились предусмотреть каждую мелочь, потому что на месте было сложно разжиться мотком кабеля для прокладки телефонной связи между блок-постами, или скатом колючей проволоки. Помнится, зашел я на станции Ищерская к ребятам из Северо-Кавказского УВДт- наши отряды стояли вместе. Ребята сумрачно дымили сигаретами, а коренастый омоновец (время выветрило из памяти его фамилию) выдал: «Завидуем Вам, пацаны! Вы всегда как люди приезжаете, с собой все волокёте, зарплату, суточные наперед получаете, а мы вечно страдаем от недостаточного числа подствольников, патронов и теперь вот уехали, оставив, как всегда, семьи без копейки. Все потому, что генерал у вас такой. Говорят Афган прошел, из простых оперов в начальники выбился!»

Вышедший из «окопов» генерал в работе ценил не паркетное шарканье, а профессионализм подчиненных. Для него всегда было принципиально важным: сколько допущено фактов незаконного привлечения к уголовной ответственности граждан, их задержания, ареста, а если в адрес милиционеров поступали письма со словами благодарности от пассажиров и железнодорожников, то уж этому он гордился и радовался не меньше виновников торжества. За годы руководства раскрываемость преступлений на ЮВЖД, а это основной милицейский показатель, поднялась и уже не опускалась ниже 90%. Без сомнения, это успех всего коллектива, который не просто смог подняться на новую высоту, но и стабильно удерживать планку все эти годы. Но здесь же - успех и руководителя. Именно за стабильные показатели Родина наградила его орденом Дружбы.

Подошло время отставки. Он желал этого и не хотел уходить. Не хотел, потому что не представлял себя вне милиции, желал, потому что устал. В отставке дни стали ползти с ужасающей медлительностью. Бытовой уклад стал покоиться на неторопливых ритмах, что претило его деятельной натуре. Жена Елена Михайловна, дочь Настя, друзья, сослуживцы хорошо его понимали и пытались смягчить перевод жизненной стрелки на гражданские «рельсы». А тут еще пошли разговоры о реорганизации транспортной милиции. От переживаний обострились болезни, для лечения которых раньше не хватало времени. Последовала череда госпиталей, больниц в России и за рубежом. Не зная подробностей, сотрудники, ветераны милиции недоумевали и… обижались: почему генерал ушел в тень? Он не появился даже на торжественном открытии клуба ветеранов транспортной милиции на ЮВЖД «Родничок». Недоумевали и обижались, потому что для многих личность Краснова стала маяком, на свет которого они шли и продолжают идти по жизни. Очень точно сказал по этому поводу поэт Владимир Тульский:


…Народ поддержки ищет и опоры,
И как не Вам судьба его ясна.
Такой, как Вы, способен сдвинуть горы.
Вот на таких и держится страна.

В надежду возрождения Отчизны
Внесли Вы неоценимый вклад.
Вы много сил отдали своей жизни,
Чтоб все у нас пошло на лад.

За службу Вам огромное спасибо!
Народ в Вас верить не переставал,
Скажите слово - и к любым вершинам
На штурм пойдем за Вами, генерал!


… Много было громких преступлений на ЮВЖД. О них забыли, не помнят, как звали преступников. А если и помнят, то вспоминают с проклятиями. Зато все по-доброму помнят и будут помнить генерал-майора милиции Владимира Ивановича Краснова. Таких людей забывать нельзя! Вот такие кадры готовил и выдвигал комсомол.


Александр Попиков


Яндекс.Метрика