Людмила Лаврёнова (Репьёвка). СПАСИБО ТЕБЕ, КОМСОМОЛ, ЧТО ИЗ НАС ВЫРОСЛИ НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ!

С комсомолом меня судьба связала в 1958 году, когда я, Канищева Люся, была ученицей 7-го класса Репьевской средней школы № 42. В апреле, в канун дня рождения В.И. Ленина, нас приняли в члены Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи.

В то время я уже была человеком с активной жизненной позицией, участвовала во всех школьных делах, была инициатором многих мероприятий. И по прошествии нескольких месяцев в этом же году меня избрали секретарем комитета комсомола школы.

Сказать, что это было страшно — не сказать ничего. Я — хрупкая, маленькая девочка с тоненькими косичками должна была руководить комитетом, членами которого были ученики 9-10-х классов. Такое доверие дорогого стоило!

Были опасения, что не справлюсь, будет трудно… Но с первых дней почувствовала поддержку соратников по комсомолу. Именно ребята из старших классов учили меня работать по-комсомольски! Я до сих пор с теплотой вспоминаю своих наставников: Вячеслава Коптелова, Ивана Колтакова, Генку Березнякова и многих других, которые подсказывали, как вовремя собирать членские взносы, заполнять журналы, проводить вечера и лыжные соревнования. И все получалось, потому что не было в то время неприятной зависти, все заботились друг о друге, сопереживали при неудачах и горестях. Комсомол и взрослые товарищи учили бескорыстно помогать друг другу. Если учителя в каком-то классе забили тревогу, что двойки посыпались, комитет направлял лучших комсомольцев на помощь нерадивым ученикам подтянуть запущенный материал, и это осталось с нами навсегда. Все делалось с большой охотой, выполнялось все беспрекословно: у ребят-старшеклассников не забалуешь: cказали — надо сделать!

Работа комитета была построена органично: каждый член бюро был ответственным за определенным классом и курировал его работу.

В ту пору любимым предметом для многих было трудовое обучение. Ребят учили вождению тракторов, а девочек домоводству, кройке и шитью. Учителя были влюбленными в свое дело: Николай Павлович Шаповалов и молодой специалист Леонид Алексеевич Германов и одна из моих любимых учителей Алевтина Николаевна.

Она всех желающих научила готовить, кроить, шить, вязать, вышивать. Время было трудное, из дома нечего было принести из продуктов, поэтому блюда в основном были из картошки и капусты. Это было кстати: мы сами себе шили костюмы для выступления. А у меня любовь к домоводству осталась на всю жизнь: своими руками сшила своей дочери Анечке платье на выпускной бал, шила модельные платья и своим коллегам по работе. И сейчас, когда болячки на время отпускают, могу вышить и салфетку, и полотенце, и скатерть…

Навсегда в памяти останутся вечера, посвященные  красным датам календаря, дням памяти писателей и поэтов, которых любили наши учителя (это я теперь так думаю): Шолохова, Толстого, Фадеева, Пушкина, Лермонтова, Маяковского, Твардовского, Кольцова… Каждому классу поручалась подготовка того или иного плана, учителя и члены комитета комсомола контролировали подготовку, оказывали практическую помощь. На вес золота были учителя русского языка и литературы Марфа Семеновна, Клавдия Никитична, Антонина Николаевна, Галина Петровна, Лидия Георгиевна. Они были не просто учителями, это были прекрасные актрисы, которые, не считаясь со временем, занимались с учениками до тех пор, пока они вживались в нужный художественный образ. Клавдия Никитична прекрасно пела, она превращала наши внеклассные уроки в музыкальные вечера Есенина, Рождественского, Цветаевой, Блока… Звучали песни — русские народные, украинские, частушки.

С ней пели все! До сих пор помним классический репертуар Лидии Георгиевны и Вали Дручининой. У них были голоса от Бога, их можно было слушать бесконечно. После таких мероприятий, когда все были под грандиозным впечатлением, мы, дети войны, чувствовали себя нужными и незаменимыми, что давало нам больше сил и вдохновения для последующих действий. Трудно было в то время: у нас не было актового зала, и все мероприятия проводились на втором этаже в коридоре. Брали лавки из кабинетов химии и физики, обеспечивая посадочные места, которых катастрофически не хватало, и большинство зрителей стоя наслаждались художественным творчеством.

А после любого мероприятия комсомольцы знали, что еще надо все убрать: и скамейки разнести, и полы протереть, чтобы завтра была деловая обстановка для учебы.

Занятия проводились в две смены. Учителя доверяли нам, и мы не могли их подвести. Особое уважение мы испытывали к директору школы — Шадчину Константину Дмитриевичу.

Он вел у нас историю, сам был фронтовиком, был контужен, имел награды. Помни мегоуроки мужества, когда он рассказывал о войне, о сослуживцах-солдатах… Класс сидел не шелохнувшись — это было живое слово о войне. Спасибо ему за то, что он научил нас любить Родину, быть настоящими патриотами своего края.
Тесная связь у нас была с райкомом комсомола.

Совместно с его секретарем Новиковой Людмилой Владимировной организовывали выезды в хозяйства (колхозы имени Чапаева, имени Энгельса, имени Куйбышева, «Родина») чествовать передовиков: выступали на фермах, в поле у комбайнов, на токах. Молочно-товарная ферма колхоза имени Чапаева (там теперь улица Молодежная) стала нам родной, и ее работники встречали нас с теплом и радушием, знали нас поименно. Мы научились доить коров, чистить стойла, а после трудовой вахты заходили в красный уголок, и начинался концерт по заявкам, в котором участвовали и мы, комсомольцы, и работники фермы. Пели песни, читали стихи, прозу. В классе у нас был Костя Бугаков, он сильно заикался и сидел всегда молча. Женщины-доярки как узнали, отчего он молчит, стали подсаживаться к нему и петь простые русские песни, приглашая его принять участие. И вскоре он стал у нас лучшим «артистом».

Сколько добра и душевной теплоты было в этих людях!
В одни из таких трудовых будней на ферму приехала съемочная группа телевизионщиков, чтобы снять сотрудничество комсомольцев и тружеников села. Помню, посадили меня доить корову, да не с той стороны. И сколько им ни доказывала хозяйка коровы, что это неправильно, они так и сняли, потому что освещение с правильной стороны было недостаточным. А потом я поехала в Воронеж на телевидение и давала интервью, как нас доярки на этой ферме учили  работать.

После майских праздников 1960 года нас с Валей Дручининой пригласили в райком комсомола и предложили поработать на птичнике колхоза им. Чапаева,— выращивать молодняк кур. Мы согласились. Сначала было очень трудно, доходило до слез. Но мы считали: комсомол нам доверил ответственное дело, и мы должны быть на высоте. Трудились с 8 утра до 16 часов, потом нас сменяли взрослые птичницы. Цыплята содержались в клетках, мы меняли подстилку, раздавали корма. Самым страшным для нас было собирать падёж, из-за нехватки витаминов молодняк погибал. Первую неделю из-за этого мы ничего не могли есть, жили на воде. А потом решили действовать. Приносили из дома лук, собирали крапиву, поили витаминами, и наши питомцы пошли на поправку. У нас появились любимчики: мы с ними разговаривали, пели им песни. Птичницы ласково называли нас «цыплячьими нянями», а заведующий фермой Скирдин Н. П. поблагодарил нас за то, что мы добросовестно и с любовью отнеслись к своему делу.

В 1961 году мы закончили школу. Прошли годы….Слова: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым» - живут до сих пор в душе нашего поколения. Сейчас из класса нас осталось в живых четверо. Все наши встречи всегда начинались и заканчивались разговорами и воспоминаниями о комсомольской юности.

Спасибо тебе, КОМСОМОЛ, что из нас выросли нормальные люди!


Яндекс.Метрика
статистика-