Иван Кораблин (г. Волгодонск). ПОКИДАЯ ТЕРНОВКУ…

(«Есть ли на свете мужество? Каждый решает сам!»)

Передо мной путевой лист на автомобиль УАЗ-469 «Б» гос. номер 65-97 ВВЭ, выписанный на имя первого секретаря Терновского райкома комсомола Кораблина Ивана Сергеевича в день моего  тридцатилетия - 16 мая 1982 года. Маршрут: п. Терновка- с. Александровка Терновского района-Грибановский район-с. Листопадовка- п. Терновка)-всего 230 км…

И.С. Кораблин: «Комсомол - это характер. 10 лет я являюсь помощником  депутата ГД РФ И.Д.Грачёва на общественных началах».

Это мой обычный маршрут 3-4 раза в неделю днём и ночью, в любую погоду. И особенно в непогоду да ещё в конце месяца, квартала или года.  По которому ездил как уполномоченный райкома партии в закреплённый колхоз «Путь к коммунизму»  -  один из самых труднодоступных, поскольку из 45 км до точки назначения только 9 до села Алешки были заасфальтированы. А дальше буераки-пригорки, весной-осенью «жидкий асфальт», по которому не могли пройти КАМАЗы, зимой  - сугробы и снежные перемёты, в зависимости от расписания «небесной канцелярии». Конечно, можно было почти весь путь пройти по асфальту, для полноприводного УАЗа с демультипликатором небольшой гололёд или снег на асфальте - это семечки, но при этом длина маршрута намного увеличивается, а это расход строго лимитированного бензина (120 литров выдавал хозотдел обкома комсомола на месяц) и лишние часы в пути (кстати, прошёл наш УАЗ за 4 года больше 80 000 км пути по комсомольским и «уполномоченным» делам). А уполномоченный райкома обязан быть на утренней дойке коров не позже 4-х часов весной-летом и 5-ти часам зимой-осенью или вечерней с 16-ти часов и в то же утро в 8 утра или вечером в 19 часов доложить на планёрке у первого РК КПСС о результатах: как и что делается «правильно» или «неправильно» доярками -  зав. МТФ - председателем колхоза! Не крадут ли молоко или комбикорма колхозниками. Вот такими «многостаночниками» были все первые райкома комсомола в нашем районе и до и после меня!

 

Во время весеннего сева или уборочной маршрут был ещё короче: по полям, скорее попасть туда и обратно, чтоб хоть переночевать дома. Для иных «безлошадных» районных специалистов, не успевающих на планёрки, приветствовались регулярные ночёвки в колхозе с докладом по телефону о своих наблюдениях. Это было ничем иным, как попыткой методами тотального партийного контроля «поддержать» убыточные сельхозпредприятия, поскольку иных методов изменения ситуации в последние годы существования СССР, как потом начал понимать, партийно-правительственная верхушка не понимала и не воспринимала. Всё шло к закату. Или требовало кардинальной перестройки управления народным хозяйством.

Проезжая  последний раз по «длинному плечу» по трассе Саратов-Волгоград-Борисоглебск-Воронеж, остановился в начинавщем распускаться лесу, сорвал 2-3 голубых первоцвета-подснежника, нашёл под приподнятой листвою  «кукушку»-хохлатку полую ( ботаническое название, о котором узнал спустя многие годы, занимаясь своим ма-а-леньким бизнесом- товарами для садоводов в Волгодонске). Сел на полянке, прижавшись спиной к  крепкому дубу, и долго-долго смотрел то на лес, то на яркое весеннее небо в просветах белых лоскутов редких облаков. Пели птицы - и была на душе и светлая щемящая грусть: сколько сделано вместе с молодёжью района с энтузиазмом и страстным желанием реализовать себя, свои полученные во время учёбы в ВКШ знания, свой комсомольский характер! Была и горечь обиды. От тупого нежелания местной руководящей «элиты», выражаясь современными понятиями, поступиться для пользы дела амбициями, партийными принципами «выстраивания» всех и вся под один нивелир. Что, в конечном итоге, привело к краху и всю партийно-советскую систему, которая так и не смогла перестроиться. В отличие, к примеру, от Китая, успешно усвоившего наши горькие уроки развала СССР и экономики страны.

По прошествии лет чётко разделяю для себя понятия : комсомольский активист-общественник и  работник и комсомольский функционер. Слово «функционер» узнал из общения с подшефной группой из ГДР во время учёбы в Москве: у наших немецких молодых коллег оно было в ходу. Так вот и получается, что функционер (что требовали и от комсомола партийные местечковые бонзы Терновского района) - как винтик в машине: вкрутили его - он и работает, исполняет- функционирует в общей машине. А машина засбоила  или вовремя не прошла команда для «винтика»- он и ржавеет бестолку!

Пошедшие впоследствии по этому лёгкому для себя пути многие мои бывшие коллеги по учёбе «отслужили» своё на определённом для них после выпуска месте- и забыли, что такое комсомол, комсомольский задор, комсомольская совесть и честь. Для меня, как и других с «характером»- это на всю жизнь. Нам до всего, что  окружает, есть дело. Это факт нашего существования - что-то подобное говорила нам в ВКШ любимый нами декан факультета истории и коммунистического воспитания Карпова Тамара Ивановна...Кстати, сама бывший секретарь Воронежского обкома ВЛКСМ.

Была и тревога: что ждёт меня и мою семью на новом месте, в Волгодонске, на Всесоюзной и республиканской ударной комсомольской стройке. Строительство завода «Атоммаш» было на  съезде ВЛКСМ объявлено Всесоюзной, а строительство Ростовской АЭС - республиканской комсомольской стройкой.  После звонка в сектор ударных строек обкома ВЛКСМ связался с Ростовским обкомом комсомола, как раз «удачно» заболел в конце апреля (это была какая-то судьба, знак свыше: вскочил, простите, ни с того ни с сего фурункул на ровном месте, и пришлось даже удалять под наркозом!).  Решимости уехать добавило то, что узнав о моём больничном (сидеть-ходить было проблематично), второй секретарь райкома партии «товарищ Каданин»  потребовал от заместителя главного врача райбольницы Т.И. Разинкиной лично осмотреть мою болячку и доложить: не сачкую ли я?! Естественно, после этого сомнения исчезли, и  всё ещё находясь на больничном, выехал 1 мая в Волгодонск, успел встретиться с хозяйственным и партийным руководством треста «Волгодонскэнергострой» и получить на руки специальное приглашение-вызов на ударную стройку, которое,  согласно постановлению ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ давало возможность беспрепятственно уехать из Терновки с партийным и комсомольским билетами на руках.

Для местных партийных вождей это было как холодный душ: кто посмел?!.. Вдобавок,  когда мне попытались как-то притормозить отъезд, мешая собрать пленум райкома комсомола под предлогом весенних полевых работ,  «сверху» поступил звонок и 24 мая 1982 года, поостерёгшись, видимо, предавать широкой огласке вопиющий случай «несанкционированного»  выезда из района без одобрения райкома партии,  решением бюро райкома ВЛКСМ  «в связи с выездом на ударную комсомольскую стройку Кораблин И.С. освобождён от обязанностей первого секретаря Терновского РК ВЛКСМ».

 

Вручение комсомольского значка ветерану партии (1982 г.)

Вспомнить было что. Вместе с активом райкома комсомола  за 4 года вместе завоевал по Воронежской области в своей зоне соревнования ( а их в области было 4 по типам организаций) первое место; в хозяйствах района было создано больше десятка комсомольско-молодёжных женских тракторных звеньев, комсомольско-молодёжные коллективы района увеличивались численно и завоёвывали награды ЦК ВЛКСМ «Золотой колос», «Молодой гвардеец пятилетки» и другие. Братковские школьники   (куда был «сослан», попавший в немилость у райкома КПСС, мой предшественник Ю. И. Юрьев директором) подавали пример в выращивании кроликов, за счёт уроков труда помогали старшим готовить сельхозтехнику к работам;  физруки вместе с военруками и пионерскими дружинами к 23 февраля по планам школьного отдела райкома комсомола и спорткомитета уходили на лыжах с концертами в любую погоду по «Звёздным маршрутам». Я уволок чистым нахалом из хозотдела обкома комсомола ( пользуясь, что работал инструктором в орготделе после окончания ВКШ при ЦК ВЛКСМ)  строго подотчётный бэушный ротапринт с «восковками» - специальной копиркой для изготовления листовок с текстом или рисунками, запер в железный шкаф сектора учёта комсомольцев с решётками на окнах, поставил на учёт в отделе КГБ, и мы печатали и рисовали с его помощью карты «Звёздных маршрутов» и другие интересные для молодёжи «прокламации».

В Терновке не было стадиона, что для меня, скажем прямо, было дико!  Поэтому сразу по приезду, выслушав председателя спорткомитета Саши Болдырева ( светлая ему память - жил недолго), попросил первого секретаря райкома КПСС В. И. Нестеренко помочь со строительством. А поскольку тот очень хотел «проявить заботу»  о комсомоле (после того, как моего предшественника «съел» за критику в его адрес на партсобрании аппарата райкома), то просьбу  поддержали. И  к 29 октября 1978 года ударными темпами за 70 дней  («выдавливая» с помощью райкома КПСС  у начальника СМУ Владимира Бредихина строго лимитированные стройматериалы, которые потом так же «инициативно» заставляли оплачивать колхозы),  был построен стадион им. 60-летия ВЛКСМ!  

Да, это было серьёзное финансовое нарушение. Но для дела, для людей, для спорта и молодёжи. В отличие от сегодняшних «прихватизаторов».  И стадион впервые за историю Терновки начал принимать в райцентре команды спортсменов из сёл и соседних  районов. Дружили и с отделом культуры: принимали участие во всех развлекательных мероприятиях, умудрились заполучить из Воронежа на шефские недельные гастроли именитый ансамбль профтехобразования «Воронежские зори», устраивали конкурсы вокально-инструментальных ансамблей. Как большое поощрение для  районной организации, смогли добиться права сформировать тургруппу в Чехословакию. Школьные пионерские организации вместе с комсомольцами активно проводили соревнования по футболу, военно-спортивные игры, шефствовали над ветеранами войны, собирали макулатуру и металлом, помогали  колхозникам пропалывать свёклу и т.п.

Отправляли желающих на ударные комсомольские стройки. А поскольку в любом деле план был на пределе возможностей, а район маленький - 30 тыс. населения, то наш изобретательный заведующий отделом комсомольских организаций  Николай Данилов порой отправлял на стройку прямо из КПЗ, договорившись с милицейским начальством вместо наказания за мелкое хулиганство, отправлять на ударные стройки. Кстати, для кого-то из молодёжи, пропивающей свою жизнь в селе (а район был первым в области по алкоголизму), это было началом новой правильной жизни!

В общем, как и по всей стране советской, жизнь молодёжи била ключом. Была реальная забота о молодёжи, хотя и со своими перекосами. Мне до сих пор стыдно, когда по личному указанию А.К.  Каданина, «косившего» под придуманный им образ чекиста в галифе и сапогах-«хромачах», чуть не исключили из комсомола хороших ребят, осмелившихся обвенчаться в Алешковской церкви. А священнослужители были обязаны о всех фактах совершения церковных обрядов докладывать кому положено.

Эти, а может, и другие мысли крутились у меня в голове, пока мерный шум леса не заставил встряхнуться, взбодриться и поехать в новую для меня и моей семьи жизнь. Покидая Терновку, где был выкован мой характер.

 Заседание общественного совета «ЖКХ-Контроль г. Волгодонска» (председатель Иван Сергеевич Кораблин)

Наградной  знак-медаль «Благотворитель»


Яндекс.Метрика