Галина Циблиева, Татьяна Себелева (Каменский). НАША ЮНОСТЬ ДАЛЕКО, ДАЛЕКО

На комсомольско-молодежной странице районной газеты «Светлый путь» в апреле 1974 года  в пятом номере  «Современник» Каменским райкомом комсомола была  открыта рубрика «50 лет с ЛЕНИНЫМ в сердце».

Первым его автором был Иван Сергеевич Завидовский, преданный комсомолец,  коммунист, главный врач Евдаковской (Каменской) районной больницы. Откуда он родом?  Как складывалась его жизнь до приезда в наш район? И многие вопросы  встали у нас  перед публикацией этого материала.

Хотелось  найти очевидцев, детей или внуков. В районной больнице документов не нашлось. Сторожилы, люди почтенного возраста, путано рассказывали  о его работе главным врачом.  Но нам удалось найти  его младшего  сына Владимира, живущего в Каширском районе. Он оказался немногословным человеком, но передал нам дневник воспоминаний отца и фотографии.

Коснемся вначале  его детства.

Завидовский Иван Сергеевич родился 23 марта 1904года в селе Чигирок Борисоглебского  района. Детство его пришлось на годы первой мировой войны. Отец Ивана Сергеевича был призван на войну в августе 1914 года. И вся мужская работа легла на плечи десятилетнего неокрепшего еще подростка. Кроме его в семье росли еще младшие: брат  и две сестры. В 10 лет самостоятельно ходил в лес за пнями, чтобы можно было истопить печь и приготовить еду, а зимнее время и обогреть дом. Сам чинил обувь и плел лапти для всех. В таком  малом возрасте, как 12-14 лет, познал и тяжелый труд - косил чечевицу, просо и даже рожь. Отец в годы войны попал в плен и 4 года работал в шахте, добывал уголь. Переболел тифом. Домой вернулся, ослабленным и снова вся работа доставалась Ивану Сергеевичу. А в августе 1919 года отец ушел воевать за Советы в Красную Армию.  В это время свирепствовала дифтерия и Иван Сергеевич чудом выжил, а его младший брат умер.   После возвращения отца с войны в семье еще родилось три девочки. Жили бедно, не хватало хлеба, одежды, обуви. Ходили в лаптях. А еще надо было платить 5 рублей за пользование землей.  Ели концы с концами сводил.   В зимнее время выполнял наряды - подвозил снаряды. Ночевали в амбарах. Рос он болезненным, но бабушка каждый раз его выхаживала.  Дед обучал житейским мудростям. Так прошло его холодное, голодное детство.

Но  тяга к знаниям, общению, лучшей жизни  привела его  в 1921 году в Борисоглебскую школу повышенного типа, где обучались 3,5 года только мальчики. Дальше учился в совпартшколе в Тамбове. Интересным фактом того времени было  получение разрешения комсомольского актива на вступление в брака. Это было связано с тем, что в годы становления Советской власти, можно было полюбить врага или предательницу идеалов.

Дав себе клятву – во что бы то ни было учиться дальше, уехал в Москву. Не взирая ни на какие упреки и уговоры родителей: – «Поучился,  можешь писарем быть и довольно». Целью  было получить обязательно специальность - основу жизни.  Поступил в первый  Московский медицинский политехникум, затем в мединститут. Но жить было негде. Ночевал не которое время в ночлежках. И был вынужден обратится в просвет. отдел, в котором работала Надежда Константиновна Крупская. Она и помогла ему поселиться в общежитие батраков, но там нужно было платить 1 руб. за сутки. Это было дорого. Денег  было всего 15 рублей. Друзья-комсомольцы помогли найти работу. И он днем учился, а с вечера и до 24 часов работает в архиве Красной Армии, разбирая и систематизируя связанные в тюки приказы, тем самым зарабатывая 96 рублей в месяц. А когда дали место в общежитии, он на конец-то почувствовал себя не бездомником.   После его окончания в 1938 году получил распределение на работу главным врачом в участковую больницу села Прилепы Хомутовского района  Курской области. Наряду с основной работой вел  общественную - избирался в 1939году депутатом Хомутовского райсовета. В1940году проходит в Москве трех месячную специализацию по хирургии. Идет финская война и его призывают на фронт в качестве военврача. Но быстро наступило перемирие и он вновь в своей участковой больнице. В июле месяце 1941 года получает повестку из военкомата и получает приказ: «Прибыть  20 июля на станцию Корнево, расположенную по железной дороге Курск-Киев и на базе районной больницы и средней школы организовать госпиталь на 450 коек». Он был назначен начальником госпиталя и в месячный срок с помощью населения собрал кровати, подушки, одеяла, постельные принадлежности. Приняли около сотни раненых и новый приказ о сдаче всего имущества эвакогоспитателю, стоящему на колесах в составе эшелона, а начальнику госпиталя с медперсоналом явиться в распоряжение Курского облвоенкомата. Ивана Сергеевича направляют в эвакогоспиталь 2695 начальником отделения, в котором было 150 коек. Но с приближением фронта эшелон эвакогоспиталя отправляют в город Сарапул Удмурдской АССР. Здесь его перевели в другой госпиталь, и он стал работать вторым хирургом. Операции проводили с ведущим старым военным хирургом одновременно на три операционных стола по 7 раненых каждому два раза в неделю. За тем он работает ведущим хирургом госпиталя и одновременно оказывает экстренную помощь больным жителям района. За два  неполных года в госпитале провел около полутора тысяч операций, а в райбольнице 94. Из раненных больных было два Героя Советского союза (сибиряки).

После окончания войны в июле 1945 года Иван Сергеевич со своей женой Зинаидой Алексеевной, которая работала вместе с ним медсестрой и ассистировала ему во время операций и сыном Вольфом возвратились на малую родину в село Чигирок Борисоглебского района. По направлению Воронежского облздравотдела Иван Сергеевич был направлен  в тихое историческое место бывшего имение генерала Раевского заведующим Красновской участковой больницы. Хорошо сработался с медперсоналом. Заслужил уважение и у населения. Территориальная партийная организации предложила подать заявление о принятии кандидатом в члены ВКП (Б). По истечению года приняли в члены партии. В то время в его больнице и на участке по Воронежской области была самая низкая детская смертность. И как он пишет в своих воспоминаниях: « на конец-то наладилась собственная жизнь: дети рядом, есть квартира, своя кровать, обзавелись коровой, выкормили поросенка, а главное- сам и семья стали наедаться не только хлебом, но и стали кушать сало».

В 1950году вызывают его в облздравотдел и предлагают возглавить разрушенную войной Евдаковскую (Каменскую) больницу. Он категорически отказался. Второй раз вызов был уже в обком партии. Он был коммунистом, солдатом и человеком  понимающим важность его назначения.

 В период оккупации  больничные здания были полностью разрушены, медицинское оборудование разграблено. Под его руководством вначале восстановили две трети здания.  В этом небольшом здании  ютилась аптека, больничная кухня, эпидемстанция, райздравотдел. Помещение отапливали лузгой от подсолнечных семечек, воду из бани масложиркомбината  возили в бочках на тощей хромой лошади. Другого транспорта кроме двух быков не было. И уже в июле путем народной стройки провели водопровод, в 1951 и канализацию, а в 1952 провели пароводяное отопление от котельной масложиркомбината. С помощью  комбината в 1954 построили новую амбулаторию.  Во всех восстановительных работах принимали участие все, от главврача до санитарок и одновременно лечили, кормили  больных, проводили операции. Больница была рассчитана на 50 коек. В то время в районе было 35тыс. население, а врачей 7. Решал кадровые вопросы, врачей не хватало.   И около 20 лет он был единственным хирургом в Евдаковской больнице. Он полностью отдавался работе, и требовал такой же самоотдачи от других. Был очень требователен к подчинённым. Лично сам проверял чистоту в больнице, не терпел воровства. Во время его работы на посту главврача, в больнице был идеальный порядок.  Многих людей он спас от смерти и это в условиях, когда в поселке и в районе не было дорог, а скорой помощью служила лошадь с телегой. Его можно было вызвать в любое время суток, и он никогда не отказывал в помощи людям, его вызывали не только в больницу, но и домой. Он сделал около 3тысяч операций, среди которых были  на гране смерти и жизни. Бессменным его ассистентом во время проводимых операций была жена Зинаида Алексеевна по профессии медсестра. О себе и своей семье не было времени думать и заботиться. Не жили, а ютились в заброшенной строй трухлявой холодной квартире, без воды, канализации. А к этому времени здоровье было уже подорвано….

Давно уже нет в живых  Ивана Сергеевича, в 1992 году его не стало, но газетные строки содержат историю его комсомольской жизни и того времени в котором  ему пришлось жить, выживать и  лечить людей.

В поселке его помнят как справедливого главврача, как хирурга от Бога, как наставника  молодых врачей и медсестер, как любящего и заботливого мужа и отца, как  внимательного председателя уличного комитета, как доброго и порядочного соседа и просто  как человека, отдавшего свой долг перед  своей Родиной и своей совестью сполна.

Дорогие друзья, дорогие читатели сайта «комсомол36.ру»!

В молодую грудь наших отцов и дедов  бил ветер революции, преданность  бессмертному делу Ленина воспитывали вражеская пуля, голод, кулацкий обрез. Многих из них мы пережили, а они ушли из жизни,  так и не познав счастья труда пахаря, первой любви, не услышав песни степного ветра. Мы авторы этого материала также предлагаем послушать в первоисточнике Ивана Сергеевича Завидовского - очевидца тех пламенных лет. Давайте послушаем, его голосом говорит история!

Иван Завидовский. Комсомолец 20-х годов:

- Семнадцатилетним юношей в 1921 году я вступил в комсомол. Время было тревожное. На Дальнем Востоке, в Приамурье хозяйничали японские оккупанты и белогвардейцы. В наших краях, на тамбовщине зверствовала банда Антонова. Небывалая засуха и голод были в Поволжье.

Вступить в то время в комсомол было непросто. Антисоветчики-старорежимники клеветали на комсомол. И этим клеветническим слухам многие верили. Часто и родители были против вступления нас в комсомол. Сельской молодежи приходилось выбирать. Вступив в РКСМ, мы часто вызывали недовольство у родителей и неминуемую ненависть у классовых врагов. Неудивительно и то, что в 1921 году в нашем большом селе было всего семь партийных и столько же комсомольцев. Мы вступали в ряды ЧОН (части особого назначения) и гонялись за бандитами.

Но этот малочисленный партийно-комсомольский актив проводил на селе директивы партии. В период нэпа главной нашей задачей было создание потребительской кооперации. В 20-е годы проводилась большая культурно-просветительская работа. Все комсомольцы были культармейцами, они занимались обучением неграмотных и малограмотных крестьян. Я в то время был избачом. В избе-читальне устраивались громкие читки газет, ставились концерты, как тогда говорили, синеблузочников, велась антирелигиозная пропаганда. Дел у каждого было много.

И мы, сельские комсомольцы, твердо помнили завет великого Ленина: «Учиться, учиться и учиться!». Окончил я 3 класса земской школы, и меня направили в Борисоглебск для продолжения образования. Там я учился в школе повышенного типа (ШПТ), нечто вроде рабфака. После ее окончания в 1927 году по путевке уездного комитета комсомола поступил учиться в Тамбовскую совпартшколу. Работал в Большом селе заведующим культпросветом. Трудное тогда было время.

В стране не хватало хлеба, а кулаки прятали зерно. Были приняты чрезвычайные меры. Спрятанный кулаками хлеб изымался. В 1929-30 годах началась организация колхозов. Классовые враги оказывали отчаянное сопротивление. Эту нелегкую работу проводили мы, сельские коммунисты и комсомольцы. Нам грозили, нас убивали разъяренные кулаки. Немало и моих товарищей по комсомолу погибло от рук врага. В это время было действительно так, как говорится в стихотворении, напечатанном в газете:

    - Нагана иль обреза точный глаз,

    Направленный на каждого из нас,

    И злобный смех бандита-палача,

    И черный гроб, и лента кумача…

Мы, комсомольцы 20-х годов, были в самом деле, первопроходцами, а идущим впереди всегда нелегко.

В эти трудные годы партия решала задачи культурной революции, подготовки кадров советской интеллигенции из рабочих и крестьян. И я снова на учебе: сначала в первом Московском медицинском политехникуме, который закончил с отличием, затем в Московском мединституте.

Финская война 1939-40 годов. Я на фронте в качестве военврача.

Отечественная война. Служба в эвакогоспитале. Демобилизовался в 1945 году. Работал в медицинских учреждениях страны вплоть до ухода на пенсию.

Новое время, новые заботы. Каждому поколению, идущему на смену старшим, приходится решать нелегкие задачи, выполнять трудную работу. И мне, комсомольцу 20-х годов, хотелось бы пожелать, юным ленинцам нашего времени, чтобы они были бескомпромиссными в главном: в верности заветам великого Ленина, идеям нашей партии, советскому народу и социалистической Отчизне, делу коммунизма.

Нужны ли тут комментарии?


Яндекс.Метрика