Станисла Могилин (Верхнехавский). ГЕОРГИЙ ПЛЕТНЕВ - СТРАНИЦА ИСТОРИИ ВОРОНЕЖСКОГО КОМСОМОЛА

Один из зачинателей комсомола, член губкоммолов 1-х созывов и делегат  2-го Всероссийского съезда комсомола Георгий Плетнев  родился в 1900 году в селе Ивановка Верхнехавского района  в семье крестьянина–бедняка. Окончил там начальную школу с отличием. На этом его учеба  могла бы и закончиться, если бы ему не подвалило редкое счастье. Губернское земство тогда ежегодно назначало  стипендии для крестьянских детей, желающие  учиться  в средних городских школах. 4 стипендии на всю огромную губернию! И одна из них досталась  Георгию! Счастливчик, не правда ли?!

Учился Георгий Плетнев в Воронежском среднем  механическом училище, которое было оснащено первоклассной, по тем временам, техникой.  В мастерских  были всевозможные  станки, кузница и вагранка. Производственное обучение вели опытные кадровые  рабочие. Один из них  Н.М. Флягин, оказался большевиком-подпольщиком.  Неприметно он вел  пропаганду среди учащихся  старших классов, снабжал их нелегальной литературой. Так что еще до начала  Октябрьской революции Георгий был знаком  с такими брошюрами, как «Царь Голод» Баха, «Пауки и мухи» Либкнехта. В училище было немало таких, как Георгий, выходцев из бедняцких низов населения и революционная пропаганда легко доходила до юных сердец. Поэтому   именно оттуда и вышла большая группа активных комсомольцев: Митрофан Кожевников, Николай Черкасов, Исаак Коган, Михаил Сафонов, Абрам Ицкович и многие другие. Все они стали комсомольцами, как только комсомол был создан.

 «В Воронеж я приехал 11 летним мальчишкой, это было в 1918 году, а комсомольцем стал  в 17 лет», - вспоминал впоследствии Георгий.

В Воронеже переход власти в руки Советов  был почти бескровным, если не считать  того, что  революционно настроенные солдаты местного гарнизона избили ненавистного им полковника Языкова. Для охраны  же революционных завоеваний вскоре был создан отряд Красной гвардии под командованием молодого коммуниста Бориса Иппы. В отряд принимали только добровольцев. Записался в него и наш земляк. Красноармейцы  размещались в здании Госбанка, где несли  круглосуточную  вахту, охраняя деньги и другие ценности, принадлежащие народу. Часто выходили за город, к корпусам сельскохозяйственного института, и там учились стрелять из винтовок и пулемета «Кольта». Георгий был пулеметчиком.

В те дни Плетнев участвовал  в операции по разоружению анархистов, которые тогда захватили гостиницу Самофалова ( одно из лучших зданий города), повесив над вестибюлем черное знамя. «Анархия-мать порядка!» - гласили их плакаты. В их рядах оказался бронеавтомобиль, вооруженный пулеметами. По вечерам броневик проносился по проспекту  Революции (бывшей Дворянской улице), бешено стреляя  из пулеметов в белый свет и наводя панику на обывателей. Борисом Иппа  был разработан план, согласно которому   красногвардейцы незаметно спрятали свой пулемет в здании на противоположной  стороне улицы, напротив анархистского штаба. С наступлением сумерек весь отряд Красной гвардии  окружил гостиницу Самофалова, группа бойцов  во главе с командиром ворвалась в штаб, другая  группа, где был и Георгий Плетнев, проникла во двор гостиницы, где находился броневик. Анархисты были нейтрализованы. Правда, после они захватили Дворец труда на проспекте Революции, откуда пришлось  выбивать их при помощи пушек.

Из отряда Красной гвардии  Плетнев был отозван для работы в губкоме комсомола, который  был создан  в 1918 году. Первым председателем его был Альфред Маккар. Его жена, Катя Бирюкова (тоже одна их 1-х комсомолок Воронежа) последнее время жила с дочкой в Тбилиси.

Нашему земляку выпало счастье представлять Воронежскую  комсомолию  на Втором съезде в октябре  в 1919 года. Выборы  делегата на этот съезд  (он был единственным  делегатом от Воронежской губернии, в чем легко убедиться, просмотрев  стенографический отчет о съезде) проходил в необычной обстановке.  Вот как это было.

Осенью 1919 года территория Воронежской губернии, стала зоной кровопролитных боев с деникинской  белой армией. Корпус генерала  Шкуро наступал на Воронеж с последующей задачей овладеть Орлом и Москвой. Незадолго перед этим воронежцы отражали конный корпус другого белогвардейского  генерала – Мамонтова, который прорвался в тылы Красной Армии. В этих  условиях губком комсомола не имел возможность созвать губернскую конференцию РКСМ для  выборов делегата на 2-й Всероссийский съезд комсомола. Георгия избрали на заседании губкома за 2 дня до занятия шкуровцами Воронежа. Это было грозное время.

Заседание губкома было созвано глубокой ночью. На него кроме членов губкома прибыл крепко сложенный  мужчина в кожаной куртке с пышной шевелюрой. Это был предгубчека Рындин. Ему было  предоставлено первое слово. От  него члены  губкома узнали  о том. Что Воронеж, видимо, удержать не удастся. В связи с этим  возникла необходимость ухода комсомольской организации в подполье.

Нужно сказать, что перед  этим  все условия губкома комсомола были направлены на мотивацию всех комсомольцев под ружье. Работа эта приносила ощутимые плоды. В губком комсомола непрерывно поступали списки комсомольцев вставших в ряды Красной Армии. Именно в это время в таких уездных городах, как Бобров, Задонск, Борисоглебск на дверях укомов появились объявления: «Уком закрыт. Все ушли на фронт».

Однако часть комсомольцев находилась вне рядов армии. Для руководства ими нужно было выделить надежного человека. Им оказался член губкома М.Н. Кожевников. Делегатом  на 2-й Всероссийский съезд комсомола единогласно избрали Георгия Плетнева. Остальные члены губкома вступили в ряды Красной Армии.

Митрофан Кожевников в ту же ночь пешком пошел в с. Усмань-Собакино, где жила его тетка. Там он укрылся на несколько дней, а потом нелегально перебрался в город.

Георгий Плетнев с делегатским удостоверением в кармане отправился утром на вокзал и сел в поезд на Москву.

Уходя в подполье, губком комсомола принял ряд необходимых мер. Все списки комсомольцев, вступивших в Красную Армию, были уничтожены. Протоколы заседания  тоже. Комсомолкам  Марии Степанченко и Клавдии Кочановой поручили спрятать и сохранить Красное знамя губкома комсомола. С этим поручением девушки справились отлично. Кстати говоря, по состоянию на 1967 год Маруся Степанченко жила в Воронеже, а подполковник госбезопасности Клавдия Кочанова в Саратове.

Принятые меры конспирации оказались не лишними. Когда Георгий заседал на 2-ом съезде комсомола в Москве, в его воронежскую квартиру ворвались три шкуровских казака из волчьей сотни. Они искали его. И, не найдя, схватили и жестоко избили его старшего брата Илью. Они увезли Илью в слободу Придача и поместили по охрану вместе с другими пленными. Однако Илья оказался парень не промах: ночью он бежал. Казацкие плетки научили его многому: после этого он вступил добровольцем в Конную Армию Буденного и успешно воевал с белогвардейцами до полной победы.

Но вернемся к Георгию. По окончанию съезда он не смог сразу возвратиться в Воронеж, т. к. город был занят деникинцами. ЦК комсомола направил его в командировку в города: Иваново-Вознесенск, Нижний Новгород, Казань, Симбирск с заданием — помочь местным комсомольским организациям в проведении мобилизации 20% комсомольцев. Во всех этих городах большие массы комсомольцев по призыву ЦК вступали в ряды Красной Армии.

Когда Воронеж был освобожден Конармией Буденного Георгий поспешил на родину. Губком комсомола, вышедший из подполья, занялся воссозданием комсомольской организации в городах и селах губернии. Георгий включился в эту работу, но … ненадолго. Будучи в одной из поездок он заразился сыпным тифом и свалился в беспамятстве прямо в помещении губкома, который располагался тогда в бывшем губернаторском дворце.

Друг Георгия, Митроша Кожевников, перевез его на свою квартиру, организовал уход за больным. Две недели Георгий был на грани жизни и смерти, и все это время рядом с ним был Митрофан и его жена. Им наш земляк обязан жизнью.

Как только он немного стал поправляться, его беспомощного, не умеющего ходить, перевезли на санях в Ивановку - к отцу на поправку.

 «Была зима, морозная и снежная. Закутанный в тулуп я не раз вываливался из саней. Извозчик, могучий мужик с рыжей бородой, хватал меня в охапку и вновь водворял в сани» - вспоминал впоследствии Георгий.

Выздоравливал он медленно, и только к маю 1920 года возвратился в Воронеж. Тогда начала издаваться газета «Красная деревня». Работать в ней было некому, т. к. старые журналисты бежали на юг вместе с белой армией, а советские еще не были подготовлены. Редактор «Красной деревни» Георгий Захарович Литвин-Молотов (он же был секретарем губкома партии) пригласил Плетнева в редакцию ответственным секретарем...

Во время Великой Отечественной войны след Георгия Плетнева затерялся. Но лет через пять после войны его случайно встретил в г. Саратове воронежский писатель и одногодок Николай Задонский. По его запискам следует, что в 1967-68 годах Георгий жил и работал в Саратове секретарем областной газеты «Коммунист». Там он вышел на пенсию и, очевидно, ныне покоится с миром на одном из Саратовских погостов.

Я привел здесь все, что мне стало известно о нашем Верхнехавском легендарном земляке, ибо его жизнь — любопытная страница истории воронежского комсомола самых первых лет.

Яндекс.Метрика