Федор Мироглов (Хохольский). ТАКОЙ БЫЛ РАЗНЫЙ ЭТОТ КОМСОМОЛ

К 100-летнему юбилею организации.

 

Юность комсомольская моя

В прошлом году отмечалось столетие событий, которые одни называют Октябрьской революцией, а другие толкуют, как захват государственной власти. В СМИ один за другим выходили самые разные материалы и фильмы об этих событиях, велись споры о знаковых фигурах и событиях советского времени.

При этом, стоит отметить проявившуюся в обществе интересную тенденцию. Дату Октябрьской революции, обсуждал и праздновал в основном узкий круг историков и политиканов. При этом, за год-полтора до другой столетней даты советской истории, повсеместно появилось большое количество людей, начавших досрочно отмечать юбилей, созданного в 1918 году Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи. Сокращённо ВЛКСМ, а упрощённо Комсомол. Причём к празднованию юбилейной даты Октябрьской революции, почитатели ушедшего в историю ВЛКСМ остаются совершенно равнодушны.

Например, на официальном сайте администрации Хохольского района области, не отличавшиеся инициативными порывами госслужащие, создали целый тематический раздел, где рапортовали о заседании комитета готовящего празднование юбилея ВЛКСМ. Сообщалось о запуске агитпоезда и десятке тематических встреч бывших комсомольских работников со школьниками. Проведён лыжный пробег нескольких пожилых людей, посвящённый столетию комсомола и т.д.

Объяснить такие порывы, в общем-то, несложно. Октябрьская революция, с которой неразрывно связан ленинский союз молодёжи, это больше идейная, во многом мифологизированная составляющая советской истории, живых свидетелей которой уже не осталось. А эпоха комсомола была длительной, закончившись не так давно, вместе с ликвидацией советского государства. Много людей, среднего и преклонного возраста жили в той эпохе. И не просто жили. Это был период их молодости, когда в советской стране был длительный период стабильности, несправедливо именуемый современными пропагандистами «брежневским застоем». Поэтому, многим оставшимся в кабинетах власти функционерам, очень хочется досрочно отметить юбилей порождённой коммунистической властью структуры, по своей ностальгической формуле: «Юность комсомольская моя».

Комсомол в разные периоды своей истории был разным. Современное поколение граждан ностальгически вспоминает последний период существования этой организации в 70-80ые годы. В составе государственной структуры призванной воспитывать молодёжь и готовить смену старшим товарищам правящей тогда КПСС, находились разные люди. Одни были рядовыми членами, другие попадали на руководящие должности, но разными путями и с разными целями.

В годы моей комсомольской юности, многие хотели состоять в рядах ВЛКСМ, чтобы быть сопричастными, но не к идеям коммунизма, а к государственной системе управления и строительства великой страны. Эта страна в брежневский период создала неплохие условия жизни большинству населения. И при этом, от имени, прежде всего комсомола возводились впечатляющие молодых стройки века или иные аналогичные проекты. Впечатления от грандиозности и пользы проектов усиливались монополией газетной и телевизионной пропаганды. Впечатляла и свежая память героев Великой Отечественной войны, где подвиги именно молодых защитников Родины ассоциировались с их причастностью к комсомолу.

Серые комсомольцы

Соответственно, в системе комсомола проявлялись качества граждан. В том числе и лидерские. Вступая в комсомол, каждый молодой гражданин реализовал свою цель. Одни, как уже говорилось, были романтиками, ехали в далёкие края, не жалели своих сил и труда. Длинный рубль с дальних строек, был тогда вторичной целью. Но были и те, кому почётный труд в комсомольском стройотряде, стахановской шахтёрской бригаде или на железнодорожной стройке века был не особо по вкусу, даже при больших зарплатах. Идеалом для таких молодых людей, в общем потоке направляемых на комсомольские стройки, была бумажная работа и стабильность. Точнее, стабильная жизнь в тихом тёплом кабинете. Они получали высшее образование. Но работа технологом или инженером их не устраивала, так как была связанна с ответственностью за работу производства, безопасностью людей, необходимостью выпуска реальной продукции. А вот быть на том же предприятии секретарём комсомола или инструктором по идеологии, это в самый раз. Ни людей, ни ответственности, ни горящего производства. Всё предсказуемо и стабильно. Раз в неделю необходимо было провести политзанятие с прочтением нудной лекции, тема и текст которой присылались свыше. Ежемесячно организовывалось регулярное комсомольское собрание, иногда дополненное разнообразием в виде вручения вымпела передовику производства, формального осуждения и выговора попавшемуся пьяным на работе товарищу (по принципу сцены из фильма «Афоня») или не выполнившему норму производства рабочему.

В рядах вооружённых сил такое явление, называемое «серые комсомольцы» проявлялось более наглядно. В своё время, в конце восьмидесятых, автор этой статьи служил во Владивостоке. Уже вовсю шла горбачёвская перестройка. Советская армия, спешно выводилась из восточной Европы.

– Запишите тему, - начиная политзанятие, сказал инструктор политотдела, - боевое сотрудничество содружества стран Варшавского договора.

– Товарищ лейтенант, а почему такая тема? Ведь в «Правде» пишут, что военное сотрудничество социалистических стран, прекращено, – спросил один из матросов.

– Я и сам знаю. Но по плану сегодня эта тема. Пришлют указание или другие темы, тогда их проходить будем.

Через некоторое время, находясь на вахте, этот разговор, мне доходчиво прокомментировал один из старых офицеров.

– Те, кто идёт в структуру управления комсомолом, это люди просто нежелающие реально служить Родине. Вот смотри, этот лейтенант, закончил политучилище, получил специальность историка и штурмана. Молодой, в море надо рваться! Идти на катера замполитом и одновременно помощником штурмана, аппаратуру осваивать. Все его сокурсники там. А вот он в политотдел инструктором ВЛКСМ устроился. Другие офицеры из моря не вылезают. Вахта за вахтой. Матросов обучают, на контроле их всех держать нужно. Семью неделями не видят. Трудная жизнь, но они сами решились на свой выбор – Родине служить.

А он утром пришёл, на построении отметился и в кабинет. В пять вечера всегда домой, все выходные его. Два раза в месяц отдежурит сутки в политотделе сидя у архива. Там ни за матросами следить не надо, ни оружие выдавать, ни на морозном ветру посты проверять. Так по-тихому до пенсии офицерской по кабинетам и досидит. В адмиралы не выйдет, так как сам не хочет и безынициативен. Но и его служащие в море сокурсники тоже нахимовыми не станут. Потому как такие люди морем и службой живут, начальству не кланяются, и в штабы проситься не будут. Кабинетные серенькие кадры и на пенсию бодренькими выходят, а кто реально служил, так здоровье на службе и оставят.

Стоит отметить, что именно те, кто целенаправленно приходил работать в комсомольские кабинеты, как в гражданской, так и в военной среде, меньше всех остальных верили в коммунистическую теорию. Они совершенно не интересовались тонкостями истории страны или интересными моментами из жизни вождей, под портретами которых велись собрания. Для них интерес представлял лишь внутренний механизм системы управления, а также связанные с ней личные интересы в виде интриг, поездок на мероприятия, вступления в КПСС и тихого неторопливого продвижения по карьерной лестнице. А до тонкостей и принципов идеологии, коммунизм ли строят в стране, социал-демократию или развитой социализм, им было всё равно. И именно эта категория людей, после предательства советской страны, сдачи её позиций и интересов, особо не испытывала каких либо трагических чувств или переживаний.

Когда, после ликвидации советской страны, идейные государственники были в состоянии шока и растерянности, кабинетные комсомольские и партийные кадры, отнесясь к геополитической катастрофе философски, легко приняли новые правила и идеологические установки о принципах «демократии и свободной рыночной экономики». Главное, было остаться в стабильной кабинетной системе управления, всё также переписывать видоизменённые бумаги и беречь своё тихое благополучие. А оно к тому времени очень приятно разнообразилось оформлением в их кабинетах актов о приватизации госимущества, бесконтрольностью и прочими особенностями девяностых годов. И сейчас, именно в среднем звене системы власти на областной и районной периферии, работает большое количество в прошлом молодых комсомольских кадров. Серых комсомольцев. Принципы их работы остались всё те же: ждать указаний сверху, имитировать заботу о людях отписывая и сдавая однообразные отчёты. При этом опасаясь недовольства начальства не допускать реализации любых инициатив граждан, а также саботировать их обращения и жалобы.

Эта категория должностных лиц является самой тихой, но при этом самой выживаемой при кризисах государственной системы управления, а также разборках или потрясениях на высоких уровнях власти. Принцип выживаемости идеально совпадает с военной шуткой: когда штормит, ложись на дно, прикинься камбалой. Зато ярко отличалась от серых комсомольцев небольшая прослойка их более амбициозных и энергичных кабинетных коллег.

Реактивные активисты

Активных комсомольских деятелей отличали от серых управленцев, амбиции и энергичное стремление сделать яркую успешную карьеру, со временем заняв большой пост. Потенциальных мест для этого в идеологических структурах власти было не так много, и за прорыв к ним всегда шла жёсткая подковёрная борьба. Для этого недостаточно было сдавать текущие отчёты, проводить дежурные собрания и политзанятия. Требовалось проявить и показать себя. Обратить внимание старших товарищей по партии. И главное, быть не только непорочным исполнителем их указаний, но и проявлять инициативу, отписывая местному партийному боссу регулярные донесения о несознательных или нарушающих социалистическую мораль и дисциплину гражданах. Этим карьерист демонстрировал свою преданность системе и серьёзность намерений.

При этом в карьерной системе государственного управления, переплётённой с комсомольской и партийной организациями, существовал очень важный фактор, без которого фактически невозможно было продвинуться по управленческой лестнице. Фактор вездесущего легендарного Комитета государственной безопасности (КГБ). Без беседы и оформления подписки о сотрудничестве с кураторами от всемогущего КГБ, в стиле «если вы не возражаете, мы вас оформим», даже на среднем периферийном уровне управления было очень проблемно удержаться. А если комсомольский активист метил на высокие областные посты, с последующим расчетом на переход в аппарат КПСС, то без специфического «сотрудничества», реализация таких планов была невозможна.

Ниже приведённый разговор двух знакомых, происходил в 1982 году:

– Слушай Виктор, ты человек видный, умный, поэтому я пришёл поговорить с тобой по поручению ну…, серьёзных товарищей из комитета. Они к тебе с уважением обращаются, чтобы ты помог в их работе.

– Стучать что ли…?

– Ну, зачем так грубо, «стучать». Тебя государству просят помочь. Тут делов то, оформиться и помогать. Зато ездить будешь везде по мероприятиям со всеми делегациями, на все праздники, конференции, даже в загранку. Плохо, что ли? Потом просто после каждой поездки отчётик написать надо будет. Кто что говорил, обсуждал там, во время поездки или на банкетах. Мы с тобой подписку о сотрудничестве оформим. А псевдоним для подписи сам придумаешь. Лучше творческий. Ну, типа «философ» или «Гёте».

– Да незачем мне это…

– Как незачем? Ты же сознательный коммунист. Стране порядок нужен. А так, у тебя характеристики всегда положительные будут. Если нужны рекомендации на повышение или вдруг проблемы какие, тебе всегда помогут. Взаимно…

Одним из главных критериев прогресса в работе стремящегося по карьерной лестнице комсорга или секретаря комсомола предприятия был количественный показатель. Большинство юных граждан в приказном порядке получали комсомольские билеты ещё в старших классах школы. Но были и те, кто избегал, либо демонстративно не желал состоять в комсомольской системе. Таких людей, портящих идиллию единства, комсомольские управленцы очень не любили. Их принуждали посещать комсомольские собрания, где «несознательного» доводили иногда до нервного срыва или истерики, постоянно упрекая в отсталости, обвиняя в неуважении коллектива, настаивая покаяться и влиться в ряды прогрессивной молодёжи. Если рано или поздно отказника удавалось сломать, то секретарь ВЛКСМ писал особый рапорт, что благодаря его работе, несознательный человек стал на правильный путь и теперь во вверенном ему коллективе, стопроцентное комсомольское членство. Отслеживались комсомольскими активистами и те, кто покупал или демонстративно носил импортную одежду, перезаписывал или продавал кассеты с записями западных рок-групп. Количество рапортов о недовольных и обсуждено-осуждённых коллективом «несознательных» гражданах, а также о «крамольных высказываниях» или анекдотах с политическим намёком от неблагонадёжных, было показателем активности комсорга, эффективности его работы и преданности системе. Поэтому, ради количественного показателя рапортов, инициативный активист, при написании доносов, часто оговаривал своих товарищей, абсурдно истолковывая какой либо бытовой проступок или фразу, стремясь придать всему политическую окраску.

Соответственно, такие инициативные карьерные комсомольцы, обладающие сильным чувством цинизма, после крушения советской системы, не залегли на дно, а оценив новые реалии, направили свою энергию, карьерные амбиции и принципы в другое русло. В эпоху разграбления страны и передела собственности это было конечно небезопасно, но игра стоила свеч. Вместо стандартной карьеры первых секретарей горкомов и обкомов, они постепенно стали интегрированными с видоизменившейся системой власти политизированными миллиардерами или крупными чиновниками. И если имена серых периферийных комсомольцев ныне обитающих в кабинетах власти районного уровня, никому, кроме своей округи не известны, то имена бывших комсомольских секретарей областного и союзного уровня, получили мировую известность.

Славная эпоха прекрасных людей

Завершая статью, стоит особо отметить, что подавляющее число членов ВЛКСМ были простыми гражданами. Молодыми людьми, у которых, чувство преданности Родине доминировало над любой принесённой извне идеологией. Соответственно, импортированные идеи коммунизма, которыми, совместно с патриотической риторикой зарядили отвечающую за воспитание молодёжи организацию, со временем превратились в химеру. Но в тоже время идеи патриотизма, жертвенности при защите Родины и уважение к труду остались, так как исторически присутствовали в российском обществе. Именно эти принципы и были реальной базой, на которой воспитывалась молодёжь. Название комсомола стало лишь, определением одного из периодов советской эпохи в тысячелетней истории России. Непростой, нелёгкой и славной эпохи, когда страна в едином порыве сражалась на фронтах Великой Отечественной войны. Когда комсомольские бригады поднимали Целину, строили БАМ, Днепрогэс и другие объекты.

Соответственно и документы советской молодёжной организации той эпохи, хотя и выданные в одних кабинетах, также как и люди, имеют разную ценность. Пробитые пулями и осколками комсомольские билеты фронтовиков на экспозициях посвящённых Великой Отечественной войне, навсегда останутся священной памятью о героях великой Победы. Комсомольские билеты, представленные в музеях трудовой славы, хранят память о рабочем подвиге людей создававших могущество великой страны. И скромно в семейных архивах лежат комсомольские билеты, которыми прикрывались те, кто и ныне находясь в структурах власти, вспоминает свою уютную кабинетную юность.

Хочется искренне поздравить с наступающей юбилейной датой миллионы сограждан бывшей союзной страны. Именно тех, кто добросовестно вложил в неё и соответственно в сегодняшнее благополучие современной России силы своей молодости и искренние порывы юной комсомольской души.


P.S.: редакция сайта "комсомол36.ру" дает материал Федора Мироглова без правки - чтобы яснее читателю была видна точка зрения автора. Единственное, что решено было убрать, так это фото, которые по мнению автора иллюстрируют текст, - они явно позаимствованы из других источников.

Яндекс.Метрика